Скоро Каспий станет морем

23.01.2018 в 15:38, просмотров: 3930

В ближайшие месяцы, похоже, наконец-то будет дан ответ на риторический вопрос: куда на самом деле впадает Волга: в Каспийское море или все-таки озеро. Дело в том, что в первой половине года в Казахстане состоится Каспийский саммит, на котором ожидается долгожданное подписание Конвенции о правовом статусе Каспийского моря пятью странами-участницами, которые претендуют на его водораздел вот уже более 20 лет. И по сути они уже договорились между собой в конце прошлого года в Москве.

Отношения России и Ирана в Каспийском регионе имеют длительную историю. Однако новый этап отношений двух стран начался после распада СССР, когда помимо России и Ирана, которые в течение длительного времени регулировали вопросы судоходства и рыболовства в этом море, в регионе появились “новые” прикаспийские геополитические игроки - Азербайджан, Казахстан и Туркмения. В результате геополитическая ситуация в регионе резко обострилась, так как российско-иранские соглашения на тот момент уже не могли регулировать вопросы недропользования, связанные с разработкой и транспортировкой нефти и газа в двустороннем порядке. Понятно, что Россия и Иран пробовали настаивать на сохранении действий прежних договоров, однако это, как выяснилось, вступало в противоречие не только с интересами других прикаспийских государств, но и ведущих западных компаний, которые занимались на Каспии разработкой нефти и газа.

В попытке урегулировать этот вопрос провели почти полсотни раундов и переговоров по составлению конвенции для определения его статуса и водораздела, которые продолжаются вплоть до сегодняшнего дня начиная с 1994 года. Более того, до сих пор так и не выяснено, чем считать Каспий - морем или все-таки озером, что важно для определения его правового и политического статуса.

Но основным яблоком раздора выступал принцип разграничения акватории Каспийского моря. Поскольку Казахстан, Россия и Азербайджан исходили из принципа деления Каспия по срединной линии, в то время как Иран и Туркменистан не соглашались с этим. Иран настаивал на разделе моря по принципу равных долей, то есть по 20 процентов каждой из стран, невзирая на предыдущий водораздел, который существовал со времен распавшегося Союза. В этом случае национальный сектор Ирана был бы больше, чем при его водоразделе по срединной линии.

Проблема долгое время “висела” в воздухе, пока, наконец, МИД России не заявил в самом конце прошлого года, что, возможно, многие вопросы между пятеркой стран по Каспию могут быть урегулированы и произойти это должно в ходе саммита прикаспийских государств, который должен состояться в Казахстане в первой половине 2018 года. А пока что, отметили в МИД РФ, вроде как обсудили такие вопросы, как четкость формулировок по разграничению водных пространств, дна, недр, по режиму судоходства и рыболовства. Важным также стала предварительная договоренность о том, что “большая часть акватории Каспия остается в общем пользовании сторон”. Однако по-прежнему причинами разногласий остались принципы раздела шельфа, в первую очередь, из-за наличия месторождений нефти и газа.

В то же время все вышесказанное широко не освещалось, хотя можно предположить, что эти моменты как раз и станут на саммите основными темами, по которым уже в ходе декабрьской встречи глав внешнеполитических ведомств были приняты предварительные договоренности.

В то же время, учитывая некое общее противостояние России и Ирана Западу, особенно после введенных санкций в отношении каждой из стран, стало ясно, что им обеим пришлось искать общие точки соприкосновения и взаимовыгодного сотрудничества. И Каспий может стать ключевым моментом в этом вопросе. Не случайно Россия в связи со слишком большой зависимостью средиземноморского прохода в Атлантику от политической конъюнктуры намерена искать (и создавать) альтернативный путь в океан через Каспий и по рукотворному каналу через Иран, протянув водную магистраль вплоть до Индийского океана. Подтверждением может служить факт подписания премьер-министром РФ Дмитрием Медведевым в конце прошлого года стратегии развития российских морских портов в Каспийском бассейне до 2030 года, а также железнодорожных и автомобильных подходов к ним.

Что касается Казахстана, то для республики, лишенной выхода к океану, такой вариант развития событий будет настоящим прорывом. Причем как в экономическом плане (вопросы транспортировки нефти), так и в геополитическом. Выход к океану изгонит из каспийских портов Казахстана налет, что ли, некой провинциальности, и они станут морскими в полном смысле слова.




Партнеры