Экономика Казахстана до сих пор является загадочной и непредсказуемой

27.12.2017 в 10:55, просмотров: 2967

Под занавес уходящего 2017 года Всемирный банк повысил прогноз роста ВВП Казахстана с 2,4 до 3,7%. Об этом сообщил казахстанский офис организации.

Экономика Казахстана до сих пор является загадочной и непредсказуемой

И все-таки растем

Кроме того, по оценке ВБ, ожидаются колебания темпов экономического роста в Казахстане в пределах трех процентов в год на протяжении 2018-2020 годов, поскольку вклад нефтяного сектора в экономический рост станет снижаться по сравнению с годом нынешним. Тем не менее эксперты прогнозируют, что в дальнейшем «успешная реализация структурных реформ будет способствовать диверсификации экономики и позволит увеличить потенциал роста Казахстана».

А министр национальной экономики Казахстана Тимур Сулейменов на днях заявил, что в январе-ноябре текущего года «на фоне ускорения инвестиционной активности и стабилизации инфляционных процессов» рост экономики республики составил, по оценке его ведомства, 3,9%, тогда как по итогам года министр ожидает рост ВВП на уровне 4-х%.

Если же посмотреть на структуру этого роста (согласно официальной статистике), то основной в него вклад, как и раньше, вносит горнодобывающая промышленность страны. За год доля отрасли увеличилась в ВВП республики с 13,4 до 14%, а общий рост за год составил 9,6 %. Продолжала расти добыча нефти (это включает и газовый конденсат) — он составил 78,6 миллиона тонн. Если сравнить со статистикой аналогичного периода года прошлого, то увеличение объема добычи произошло почти на 11%. Хорошо «росла» и медная руда — до 88,6 миллиона добытых тонн (рост — на 22,6%).

Если сравнить ситуацию с периодом до кризиса (то есть принять параметры казахстанской экономики декабря 2008 года за 100%), то за девять лет рост составил чуть больше 18%. Получается, что в среднем экономика росла в год на 2%. Тогда как обрабатывающая промышленность ушла значительно дальше — ее рост составил 30,5% в основном за счет металлургии (рост — 6%), непосредственно связанной с сырьевым сектором. Обработка черных металлов при этом выросла на 6,5%.

Ну и, конечно же, если говорить об основных факторах, обеспечивших этот рост, то это было повышение мировых цен на нефть. Свой вклад в это дело внес и Кашаган, за счет которого произошел заметный рост добычи черного золота. Нефтедобыча составляет в структуре горнодобывающей промышленности около 79 процентов, а ее доля во всей нашей промышленности — около 39%.

Обычно эти показатели экономисты сравнивают с данными по 1991 году, когда взяла старт экономика независимого Казахстана. Так вот, тогда нефтедобыча составляла четверть от горнодобывающей отрасли, а во всей промышленности на нее приходилось… 2,5%.

Любопытно, что вслед за нефтедобычей по вкладу в рост обрабатывающей промышленности идет пищевая промышленность. Производство продуктов питания (если брать совокупный объем) выросло в денежном выражении за 26 лет в 20 раз, однако по итогам года доля этой отрасли в структуре обрабатывающей промышленности упала с 35 (1991 год) до 18,8%. Что касается промышленности в целом, то тут падение и вовсе составило с 29 до 3%.

По мясу и зерну…

Но, как отмечают все эксперты, эти весьма невысокие показатели роста промышленности выглядят очень даже неплохо, если сравнивать их с данными по сельскому хозяйству. Здесь картина у нас несколько иная.

Особенно удручающая ситуация (впрочем, она такая все последние годы) в животноводстве. Производство продукции здесь буквально упало, и произошло это сразу по двум параметрам — неуклонно снижалась численность поголовья, и из года в год падает продуктивность наших сельскохозяйственных животных.

Да, как подчеркивает Минэкономики, поголовье крупного рогатого скота выросло на 4% и приближается к 6,94 миллиона голов. Однако если сравнить это поголовье с тем же 1991 годом (9,59 миллиона голов), то контраст виден, так сказать, невооруженным глазом. Что же касается продуктивности этого стада, то здесь контраст еще более резкий.

Достаточно сказать о том, что у нас сохраняется чрезвычайно низкая мясная продуктивность крупного рогатого скота во всех категориях хозяйств, когда выход убойной массы (реализованного на убой в живом весе) составляет 52%. (В Казахской ССР эта цифра была 85%) Кроме того, у нас по-прежнему недопустимо низкая доля племенного скота мясного направления от общего поголовья КРС — на уровне 2,5%. В итоге из-за незначительного количества животных высокопродуктивных мясных пород на производство мяса идут в основном молодняк и выбракованный скот молочных пород.

По-прежнему страна не может достичь уровня 1991 года по численности коз и овец: с 34,56 миллиона она упала до 20,14 миллиона голов. Хотя единственный показатель, по которому превзойден уровень 1991 года, это численность лошадей, которая увеличилась с 1,66 миллиона до 2,4 миллиона голов (прирост в 7,6 процента к 1 ноября 2016 году).

В то же время зерновых и зернобобовых культур в 2017 году в Казахстане собрали 21,5 миллиона тонн. Это на 2 миллиона тонн меньше прошлогоднего результата. Снизилась и средняя урожайность в сравнении с 2016 годом — с 14,2 до 15,4 центнера с гектара, а уборочные площади не дотянули до прошлогодних более 60 тысяч гектаров, составив 15 миллионов 295,4 тысячи гектаров.

Наибольший объем зерна в нынешнем сезоне стране принесла Северо-Казахстанская область, аграрии которой намолотили 5 миллионов 627,5 тысячи тонн. Следом идет Костанайская область с результатом 5 миллионов 225,3 тысячи тонн. Замыкает тройку лидеров Акмолинская область — 5 миллионов 123,9 тысячи тонн.

И в то же время Казахстан теряет рынки сбыта зерна из-за низкого его качества. Например, в этом году Азербайджан отказался от некоторых контрактов с республикой и перешел на пшеницу из России, а страны Центральной Азии и Иран вводят все больше требований по безопасности импортируемой продукции.

При этом качество нашей экспортируемой пшеницы снижается последние пять лет. И если в 2013 году Казахстан отправлял на экспорт продовольственную пшеницу с высоким содержанием клейковины (26-28%), то в этом маркетинговом году (2016-2017) уровень клейковины в отечественном зерне достигает только 18-22%.

Кроме этого в нашей пшенице находят все больше вредных примесей. Стандарты Казахстана допускают их наличие, а вот импортеры отказываются от таких партий.

И, наконец, согласно данным комитета по статистике, если в 1991 году рентабельность зерна в Казахстане составляла 164,2%, то в 2017-м — уже 49,4%, тогда как усредненное значение рентабельности казахстанского зерна в последние годы оценивается коридором 15-20%.

А жизнь становится дороже

Теперь немного о деньгах. В 2017-м золотовалютные резервы страны увеличились на 6,6%и достигли объема в 31,5 миллиарда долларов, в то же время международные резервы страны составили 87,9 миллиарда долларов. Это Нацбанк оценивает как достижение. Между тем в середине сентября этого года председатель Нацбанка Данияр Акишев в парламенте заявлял о том, что те же золотовалютные резервы составляют 33 миллиарда долларов, а международные резервы страны год назад оценивались в 92,8 миллиарда долларов. Как говорится, почувствуйте разницу.

Инфляция. Согласно официальной (подчеркиваем — официальной) статистике, за 11 месяцев этого года она составила 6,3%. Что касается цен на продовольственные товары с декабря 2016-го по ноябрь 2017 года, то повысились они в среднем на 5,3%, непродовольственные — на 8,4, платные услуги — на 5,6, дизельное топливо подорожало на 31,1, бензин — на 19,1%.

Но даже согласно официальным данным наибольший рост показали в этом году тарифы на коммунальные услуги. Более того, рост этот был сильнейшим даже за последние пять лет. Больше всего подорожала горячая вода (на 14,9%), газ (на 10,6%), центральное отопление (9,6%), электроэнергия (на 5%).

Состояние внутренней торговли является очень показательным в оценке малого и среднего бизнеса. По итогам 11 месяцев текущего года в денежном выражении объем торговли составил 7,8 триллиона тенге, что выше прошлогодних показателей на 27,9%. Конечно, в динамике присутствует и инфляционная составляющая, тем не менее индекс физического объема в секторе торговли также указывает на увеличение объемов и соответственно потребительского спроса.

По итогам года показатели будут еще более убедительными — традиционно декабрь является стимулирующим для многих коммерсантов и экономики в целом.

Важным индикатором, сигнализирующим о будущем росте производства, является показатель инвестиций в основной капитал — это совокупность затрат, направленных на создание и воспроизводство основных средств (новое строительство, расширение, а также реконструкция и модернизация объектов, которые приводят к увеличению первоначальной стоимости объектов, приобретение машин, оборудования, транспортных средств).

Так вот, за январь-октябрь 2017-го размер инвестиций в основной капитал составил 892 миллиарда тенге, что выше прошлогодних показателей на 29,3%, а также показателей 2015-го на 35,9%.

Ну и, наконец, в уходящем году только ленивый не говорил о происходящих в банковском секторе событиях. Два крупнейших банка завершили сделку, ряд средних банков объявили о консолидации в той или иной форме, в то время как Нацбанк запустил программу повышения устойчивости банковского сектора, что положительно сказалось на показателях достаточности капитала (второго уровня).

Чтобы закончить с деньгами, выделим следующее: курс тенге против доллара США за год укрепился (с 343 до 335 тенге за «зеленый»), инфляция замедлилась, базовая ставка снижена, количество активных предприятий растет, стоимость кредитных ресурсов снижается, банковский сектор сильно зачищен, цены на нефть и поступления в Нацфонд выросли.

Правда, на реальных доходах миллионов казахстанцев все эти бодрые показатели не особенно-то и отражаются, но все же бывали у нашей страны и куда более сложные годы…

Но год не самый худший

И что мы в целом имеем в этом году?

Объективно, с одной стороны, показатели экономического роста вроде бы лучшие за последние три года, в стране растут практически все отрасли — горнодобывающая, обрабатывающая, растет производство электроэнергии, хороши дела в строительстве, неплохие показатели у транспорта. Инфляцию удалось удержать в заданном коридоре.

И тем не менее повторимся, этот рост не отражается на росте заработных плат, производительной занятости и на доходах населения, которые в реальном выражении устойчиво падают. Такая ситуация порождает недоверие к статистике и в целом к официальным данным.

И отличие официальной картины роста экономики и от ощущений населения не в каком-то обмане статистики. Противоречие кроется в природе экономического роста. А именно: больше половины экономического роста дают отрасли, в которых работает менее четырех процентов занятого населения, при этом зарплата и занятость в них не сильно зависят от производственных показателей, а сами предприятия точечно локализованы на западе и севере страны.

Далее. Рост физических объемов в остальных отраслях во многом связан с переориентировкой потребления в сторону более дешевых товаров, это снижает реальную прибыльность бизнеса и соответственно реальные заработные платы и доходы населения.

И самое парадоксальное: падение потребления сдерживается наличием так называемой девальвационной премии и активным потребительским кредитованием. В целом же наше население довольно успешно приспособилось ко всем перипетиям противоречивого казахстанского рынка и финансовым колебаниям.

То есть если быть объективным, то остается констатировать — в статистических и количественных показателях 2017 год для Казахстана оказался существенно лучше предыдущего.



Партнеры