Какие есть доказательства существования казахстанской науки

Если судить по числу докторов наук в Казахстане, то наука должна быть

6 декабря 2017 в 10:03, просмотров: 1288

На днях достоянием общественности стала заочная словесная дуэль между одним из депутатов парламента и казахстанскими учеными. Причиной конфликта, по всей видимости, послужила пассивность отечественной науки. Ее недостаточно активное погружение в волны индустриализации.

Какие есть доказательства существования казахстанской науки

О конкуренции. Честной и не очень

Впрочем, касательно причины, это всего лишь наше предположение. Хотя очевидно, что претензии к ученым, тем более со стороны депутатов, могут быть лишь в одном случае — когда в последнее время у нас в стране мало или вообще нет научных открытий.

«У нас докторов наук столько, плюнешь — доктор! — возмущается народный избранник, а если быть точнее, избранница Гульжан Карагусова. — Спросишь, он даже на уровне дипломной работы, того, что в Советском Союзе было, ответить не может. Тогда зачем мы такие деньги тратим? Ведь наш президент говорит, что самый большой капитал — это люди и профессионализм. Какой это профессионализм? Мы просто штампуем бумаги о профессионализме, а под бумагой ничего нет».

К слову, это не первый «наезд» на казахстанских ученых. Но если раньше он осуществлялся исключительно в социальных сетях, то теперь претензия прозвучала публично и громогласно — с высоты парламентской трибуны.

Светила отечественной науки в долгу не остались. Они написали депутату ответное открытое письмо, которое, естественно, стало достоянием и широкой общественности. Вот выдержка из него: «Получение ученой степени доктора PhD в Казахстане является не самой простой задачей, как, впрочем, и во всем мире. Требования комитета по контролю в сфере образования и науки МОН РК для получения ученой степени PhD соответствуют международным и предусматривают публикации в ведущих международных научных изданиях, входящих в наукометрические базы данных WebofScience и Elsever. К сведению депутата, таких высоких требований в Советском Союзе, на опыт которого она ссылается, не было. Да и некорректно ссылаться на уже несуществующую страну, наука которой не выдержала конкуренции с западной наукой».

Однако нам показалось, что заявление о некорректности сделали несколько опрометчиво. Во-первых, потому что несуществующая страна исчезла с карты мира по вине политиков, а не ученых. Во-вторых, говорить о проигранной конкуренции, думается, слегка преждевременно.

Вообще, народ уже давно судачит о том, что научные степени в Казахстане присуждаются, так сказать, небескорыстно… Но это, как говорится, еще доказать надо. Мы же собирались поговорить не об этом.

Не хотим сказать, что наши светила, подобно тинэйджерам, перешли исключительно на «айфонное» мышление. Но уже предвидим их возражения с аргументами, типа, у них там «Эппл», «Майкрософт» и все такое. А у нас, на территории бывшего Союза, ничего подобного, мол, и в помине нет.

Не так давно мы уже писали о глобальной охоте за головами, проводимой спецслужбами США на протяжении нескольких десятилетий. И ведь не для того, чтобы они улицы мели. Это первое. Второе — где был бы сейчас их «Эппл» со своим айфоном, если бы не ракетные двигатели РД-180, которые американцы, не имея собственных подобных разработок, вынуждены покупать у России, для того чтобы запускать в космос свои спутники, обеспечивающие сотовую связь? А ведь двигатель этот разработали ученые, вышедшие из несуществующей уже страны.

И третье — все эти айфоны, как, впрочем, и другие мобильные устройства, CD-проигрыватели, навороченные кассовые аппараты, банкоматы и прочие продукты передовой западной научной мысли, работают на гетероструктурных полупро-водниках, изобретенных выдающимся ученым, лауреатом Нобелевской премии, ныне здравствующим Жоресом Алферовым, который тоже ни разу не американец и не англичанин.

О военных разработках, пожалуй, умолчим. Расскажем о компьютерном томографе, широко применяемом в мировой медицине. Считается, что он — продукт высокоинтеллектуальной деятельности американских ученых. Наши светила, те, что писали письмо депутату, наверняка удивятся, но компьютерная томография родилась в физико-техническом институте Академии наук Казахской ССР. Правда, предназначалась она не для медицинских целей, а для определения дефектов труб под землей без разрушения целостности.

Изобретение опубликовали в одном из номеров журнала «Наука и жизнь», после чего американцы его благополучно, что называется, стибрили. А их ученый, который реализовал этот принцип в медицине, получил Нобелевскую премию.

Это, между прочим, в интервью нашей газете года четыре назад рассказал казахстанский ученый, доктор технических наук Николай Буктуков, который был лично знаком с изобретателями томографа. Так что, если, как говорят наши светлые головы, западная наука и выиграла конкуренцию, то во многом таким вот образом.

Рожденный в СССР читатель хорошо помнит, что в те времена помимо «Науки и жизни» весьма популярными были такие журналы, как «Знание — сила», «Техника молодежи», «Моделист-конструктор», «Юный техник». В них публиковалось очень много толковых материалов, которые вполне тянули на то, чтобы называться научными разработками. Причем их авторами были простые люди. Народные, так сказать, Кулибины. Ну а о фундаментальной советской науке говорить, наверное, тоже не приходится — ее высокий уровень признают все, даже наши «западные партнеры».

Тысяча и одно озарение британских ученых

Что касается изобретений западных светил науки, осуществленных за последние годы, то информации об этом полно в открытом доступе.

Вот, например, пресловутые «британские гении» провели исследование и пришли к выводу, что чайная трапеза может быть травмоопасной. Оказалось, что британцы часто обжигаются горячим чаем и ломают зубы о печенье.

Англичане ведь большие любители чая. А потому именно их светила вычислили формулу идеальной чайной порции и формулу идеального бутерброда в придачу. Согласно заключению, нужно залить пакетик чая кипятком, подождать две минуты и добавить молоко, после этого чай должен настояться еще шесть минут. Температура идеального чая 60 градусов, а выпить его следует в течение 17,5 минуты после заваривания, иначе он начнет терять свои вкусовые качества.

А для «бутерброда мечты» следует взять кусок белого хлеба толщиной девять миллиметров, намазать на него миллиметровым слоем 7,1 грамма сливочного масла, а на него нанести слоем вдвое толще 11 граммов джема хорошего качества. И чтобы выдерживать все эти нормы, нужно всего-то иметь всегда под рукой необходимые измерительные приборы.

А еще ученых Туманного Альбиона заинтересовал древнеримский туалет, который они откопали где-то в Италии. Исследователи вывезли в лабораторию несколько тонн окаменелых фекалий, по которым установили рацион зажиточного древнего римлянина. Оказался он весьма неплохим: мясо, овощи, оливки, рыба и моллюски.

Но больше всех мировую общественность поразил лондонский Королевский институт международных отношений. Пару лет назад его ученые пришли к выводу, что самым страшным бичом современности, загрязняющим атмосферу, являются не заводы, не фабрики и не автомобили, а… животноводство.

Согласно их «научному заключению», животные выбрасывают в окружающую среду 15 процентов углекислого газа, выделяемого по всей планете, что якобы равно выбросам всех автомобилей, поездов, кораблей и самолетов на планете. А это, дескать, ее (атмосферу) разжижает и делает жизнь на Земле взрывоопасной. И, чтобы этого не допустить, нужно всем объединиться и сократить потребление мяса.

Что ж, надо полагать, весьма полезные для мира открытия. Смеем также предположить, что, если бы столь революционные умозаключения опубликовали, скажем, наши ученые, реакция мировых СМИ по этому поводу была бы весьма предсказуемой. Особенно если учесть тот комический фурор, что произвел снятый несколько лет назад англичанами известный художественный фильм якобы о Казахстане. А поскольку весьма интересные выводы донеслись из самой Британии, то все остальные, по крайней мере, стараются сохранять серьезное выражение лица.

Ну, что сказать? Похоже, британские ученые просто добросовестно отрабатывают государственные деньги. Хотя бы так.

«…И быстрых разумом Невтонов»

Однако в этом споре мы не собираемся полностью вставать на сторону депутатского корпуса. Поскольку к нему тоже есть претензии. И, пожалуй, даже более серьезные, нежели к ученым. Если за двадцать шесть лет независимости народ не слышал ни об одном открытии казахстанских разработчиков, это не значит, что их нет.

Оказывается, открытия совершаются. И немало. Только делают их не новоиспеченные академики и члены-корреспонденты, а простые инженеры, проектировщики — словом, народные умельцы.

Наши доморощенные специалисты в области геоинформационных технологий создали оптический компьютер. Чтобы было понятно, что это за зверь, поясним: если его запустить в промышленное производство, он очень быстро вытеснит на свалку истории персональный компьютер, которым все мы ежедневно пользуемся.

Превосходство оптического компьютера над персональным, по словам разработчиков, столь же велико, сколь велика разница между сегодняшним компом и калькулятором. Но беда в том, что разработка есть, а денег на ее внедрение в массы никто не выделяет. Чтобы ее реализовать, нужно завод строить. Кадры обучать. И деньги на это нужны серьезные.

По словам разработчиков, образно говоря, если на само изобретение нужен один тенге, то на опытно-конструкторскую разработку требуется уже 10 тенге. Чтобы выйти в серию — 100 тенге.

А положение с финансированием науки у нас выглядит следующим образом. Государство выделяет на нее 0,22 процента от ВВП. Тогда как в передовых странах на финансирование научных проектов идет 3-4 процента от ВВП. Теперь сравните четыре процента от ВВП США и 0,22 процента от ВВП Казахстана.

Представляете, какой реальный инновационный прорыв сделала бы наша страна, если бы… Да что об этом говорить?

Кстати, если спорить о научном потенциале, то в США в год появляется около 50 изобретений на миллион жителей, большая часть из которых реализуются. А вот у нас со времен Казахской ССР до сих пор в год на миллион жителей приходится более 100 изобретений. То есть в два раза больше, чем в США. Но ни одно из них не претворяется в жизнь. Если бы они внедрялись в производство, мы уже давно вошли в число 30 или даже 20 наиболее конкурентоспособных стран.

Чтобы никто не подумал, что это наша выдумка, поясним, что об этом в интервью нашей газете рассказывал все тот же доктор технических наук Николай Буктуков. По его словам, у нас есть такие прорывные изобретения, которые легко могут перевернуть мировой рынок, занять его и не допустить замещения.

Но хотим ли мы этого? Нет, мы-то точно хотим, а вот насчет наших народных избранников сказать сложно.



Партнеры