Как в Казахстане борются с каспийской мафией

24 ноября 2017 в 17:56, просмотров: 2094

Борцы с браконьерской мафией получают усиление по всем фронтам. К примеру, на Каспии, в поселок Жанбай Исатайского района (здесь фиксируется основной объем нарушений природоохранного законодательства), по особому распоряжению прокуратуры ДВД области перевели на службу 13 участковых. Было всего два.

Также предлагают использовать конфискованную технику против самих браконьеров. Это до того момента, пока не получат новую, более совершенную. Ведь на днях Нурлан Ногаев, глава Атырауской области, запросил 1,2 миллиарда тенге на лучшую технику для полицейских.

Статистика задержаний и возбуждения уголовных дел по фактам браконьерства этого года говорит о том, что этот вид преступлений, наконец, признали геноцидом живого, а угрозу исчезновения осетровых и других редких биологических видов - национальной трагедией.

Общая борьба начинает приносить результаты. Природоохранной прокуратурой, рыбинспекцией, ДВД области перекрываются удобные выходы в море. В результате облав мобильными группами только за одиннадцать месяцев этого года выявлено “339 нарушений рыбоохранного законодательства, в Едином реестре досудебных расследований зарегистрировано 16 уголовных правонарушений, изъято более 6455 килограммов рыбы частиковых пород, осетровых пород - 1254,8 килограмма, икры осетровых - шесть килограммов, 1325 орудий лова, 68 плавательных и транспортных средств. В ходе траления водоемов изъято свыше 237 единиц незаконных орудий лова, 16 самодельных плавательных средств”, - сообщает Ернат Сыбанкулов, прокурор Атырауской области.

Нурлан Ногаев, аким Атырауской области, один из немногих, кто открыто признал - браконьеры, преступники оснащены очень хорошо, порой лучше представителей власти и закона. “Внесли предложение об... оснащении службы рыбной инспекции и государственных органов лодками, мореходными кораблями, видеокамерами, дронами и другой необходимой техникой”, - сказал глава области в минувшую среду.

В качестве примера технического превосходства нарушителей закона Ногаев приводит такую зарисовку - у браконьеров в течение этого года изъяли 27 лодок - “байд” с двигателями до 500 лошадиных сил, что позволяют преступникам легко уходить в случае погони. К слову, стоимость такой техники достигает $50 тысяч за единицу. Говорить, что прибыли от черного промысла баснословные, лишнее. Как и верить жалобам браконьеров на то, что их детям, оказывается, есть нечего.

Также внесли предложение - уничтожать всю конфискованную рыбу. Это еще один действенный удар по браконьерству, считают в акимате области. Ведь эта рыба, оказывается, попадает на прилавки. Что, безусловно, также является нарушением закона.

Казалось бы, государство окружает преступников со всех сторон. Однако нет четкой политики и плана относительно работы с самим источником зла.

Местные жители не идут на контакт с правоохранительными органами только потому, что считают себя полноправными хозяевами местной фауны и, как следствие, местности. Где, собственно, сложились свои традиции - вылов и сбыт рыбы сверх квот, браконьерство и полная оппозиция по отношению к правоохранительным органам, то есть всей существующей власти. Тем самым тот же Исатайский район так и будет очагом затяжного конфликта, особенно если продолжить исправно “сажать” всех мужчин, что лишь теоретически способны закидывать сети. И главная отговорка преступников будет в какой-то степени актуальна еще долго - мол, что же нам делать, если судьба закинула нас в депрессивный район с полным отсутствием возможности заработать другим, законным, путем?

Если проанализировать ситуацию, видно, что династии браконьеров живут в основном в двух населенных пунктах Исатайского района Атырауской области - Жанбай с населением около трех тысяч человек и Зинеден (бывшее Забурунье) с населением около тысячи человек. По данным последней переписи населения, в Жанбае проживает около 1,5 тысячи мужчин. А в Зинедене - около 500. Такое количество потенциальных преступников, пусть даже вынужденных, предполагает годы войны и противостояния, а также миллиарды казенных средств и риск полного уничтожения осетра.

В более жесткие времена из недалекого прошлого собрали бы всех в течение недели и переселили бы. Сегодня методы другие - людям надо дать работу, жилье, условия и подъемные. В Казахстане в прежние годы переселяли людей из мест, где начиналась разработка нефтяных месторождений.

Для оправданного переселения стоит только принять закон, согласно которому редчайший осетр стал бы таким же стратегически важным ресурсом, как нефть или газ. Ради которого можно немного подвинуть людей, но при этом дать им жилье, создать условия и главное - предоставить достойную работу. И здесь уже потребуется волевое решение представителей власти. Иначе этот район продолжит быть очагом напряженности и нескончаемой статьей расходов из бюджета. Бесценный осетр, да и в общем частик, и так страдают от нефтепромысла, зарегулированности рек, неизбежного технического прогресса, что движет экономику государства. Однако именно браконьер может стать той последней каплей, которая приведет к гибели редчайших биологических видов.




Партнеры