Казахстан меняет правила недропользования, чтобы привлечь инвесторов и решить проблему дефицита топлива

10 ноября 2017 в 17:36, просмотров: 586

Если сегодня в недропользовании действуют правила наибольшего инвестпредложения, то теперь по инициативе Министерства по инвестициям и развитию запускается принцип “Первый пришел - первый получил”. Но при этом потенциальным недропользователям выделят небольшие - по два квадратных километра - участки для разработки. Впрочем, по словам главы МИР Жениса Касымбека, взять можно будет сразу по паре сотен таких блоков (но не более 200). “Но придется вкладывать в каждый и отчитываться по каждому из них”, - сказал министр.

Такой подход, по мнению представителей МИР и если опираться на мировой опыт (а за основу нового подхода РК в недропользовании взяли австралийскую модель), позволит обеспечить комплексное изучение всей территории страны. Или, точнее, взятой в разработку инвесторами. “Мы сейчас имеем контрактные территории в тысячи квадратных километров, на которых фактически работы ведутся только на 10 квадратных километрах”, - сообщил Касымбек.

Дробление территории на мелкие участки, по расчетам правительства, должно увеличить количество инвестиционных затрат на геологоразведку. Сегодня на один километр в Казахстане приходится лишь $7 инвестиций в разведку. В то время как в США этот показатель равен $87 долларам, в Канаде - $203, в Австралии - $167.

Правительство надеется, что массовая геологоразведка позволит открыть не менее 15 месторождений мирового уровня, а заодно “новые горнорудные провинции”.

Вместе с тем проектом нового Кодекса “О недрах и недропользовании” намерены стимулировать глубокую переработку твердых полезных ископаемых. Для подобного рода контрактов, как сообщил Касымбек, предусмотрят инвестиционные преференции. При этом минимальный объем инвестиций для проектов должен быть не менее 7 млн МРП (сейчас сумма составляет 15,8 млрд тенге).

Еще одним важным нововведением является обязательное условие открытости информации о недропользователях, условиях их работы и конечных бенефициарах.

В целом новый кодекс должен, с одной стороны, облегчить процесс привлечения инвесторов в отрасль и их работы в стране, с другой - обеспечить прозрачность и предсказуемость сферы недропользования.

Однако возникает ряд вопросов, связанных не столько с процессом разведки и добычи, сколько с последующей выгодой для страны.

Не секрет, что практически вся углеводородная сфера страны сегодня принадлежит иностранному капиталу. Инвесторы выкачивают максимальную прибыль из своих проектов. Даже знаменитый Кашаган, который в разы должен увеличить объемы добываемой Казахстаном нефти, фактически дает экономике лишь мультипликативный эффект, поскольку контрактом предусмотрен весьма длительный (едва ли не на полвека) период окупаемости вложенных инвесторами средств. И лишь после этого наша страна сможет претендовать на свою долю в добываемой нефти.

Это отражается лишь на прибыльности нефтяной отрасли страны для отечественного бюджета.

Есть еще один важный нюанс. Разумеется, это не единственная причина, но Казахстан, будучи нефтедобывающей страной, сталкивается с дефицитом топлива на внутреннем рынке. И это при том, что объемы, которые добывает нацкомпания “КазМунайГаз” и в дальнейшем поставляет на внутренний рынок, вполне могли бы закрыть внутреннюю потребность в ГСМ.

То, что сегодня происходит на рынке нефтепродуктов, больше похоже на диверсию: заводы встают на плановые ремонты-реконструкции одновременно, “осушая” бензозаправки страны и вызывая дикий ажиотаж автовладельцев. Это становится отличным поводом для повышения цен под предлогом “завоза дорогого импортного бензина из России”. (О необходимости выравнивания стоимости ГСМ на казахстанском и российском рынках говорится уже несколько лет, и Астана ведет политику постепенного повышения стоимости бензина и дизтоплива с явным, хотя и завуалированным, намерением “догнать” российские цифры.) Казахстанцам обещают чистый бензин и авиатопливо уже в следующем году, добавляя, впрочем, что дефицит эти модернизированные установки все равно не покроют и объем импорта топлива вряд ли уменьшится.

Это все может означать только одно: даже если с введением нового кодекса в Казахстане откроют второй Кашаган и условиями контракта нефть из месторождения будет идти не только иностранному инвестору, но и в нашу собственность, граждане страны вряд ли почувствуют всю степень нефтяного богатства родины. Потому как продолжат покупать импортный бензин.

Так, может, пока еще не нашли очередное месторождение, правительству стоит все-таки переориентировать свою политику с поиска потенциала на использование имеющейся базы? Например, решить-таки вопрос с импортозамещением ГСМ, построив четвертый НПЗ.





Партнеры