Сахар будет дорожать: казахстанских производителей вытесняют конкуренты

1 ноября 2017 в 06:51, просмотров: 807

У Казахстана есть богатый опыт производства собственного сахара, сохранены и действуют перерабатывающие заводы, однако доля на нашем рынке по-настоящему отечественного продукта колеблется в районе пяти процентов. Что мешает наладить производство?

Сахар будет дорожать: казахстанских производителей вытесняют конкуренты

Невыгодное предложение

Главным принципом Таможенного союза (ТС) является создание единого экономического пространства с максимально упрощенными взаимовыгодными условиями торгового сотрудничества. И здесь ключевые слова «взаимная» и «выгода», которые, как оказалось, каждый партнер толкует по-своему.

Например, российской стороне не нравится, что Казахстан закупает сахар, в том числе вне стран ТС и даже больше — эта сторона обвиняет казахстанских предпринимателей ни много, ни мало — в подрыве российской экономики. В чем подвох, действительно ли наша страна способна менять «погоду» российского рынка и о какой на самом деле выгоде идет речь?

Как рассказали на днях журналистам представители отечественной кондитерской отрасли и производители безалкогольных напитков на прошедшей в Алматы конференции, российские и белорусские олигополии лоббируют ограничение импорта сахара в страны ТС. То есть оборот должен осуществляться лишь внутри дружественных стран. Но всем ли выгоден такой оборот?

Дело в том, что в отличие от России и Белоруссии в Казахстане сейчас нет достаточного объема отечественного сырья для того, чтобы насыщать даже собственный рынок сахаром. Поэтому для казахстанских производителей при импорте сахара действуют инвестиционные преференции, которые позволяют беспошлинно завозить этот продукт и его сырец для дальнейшей переработки.

То есть Казахстан закупается не только в странах ТС, но и за его пределами, выбирая лучшее соотношение цена/качество. Однако наших соседей такой ход событий не устраивает, и, по имеющейся информации, российские делегаты намеревались поднять этот вопрос на заседании глав правительств стран ТС с инициативой ввести налог на сахар, закупаемый вне ТС.

— В нашей отрасли принятие подобных мер приведет к росту цен по одному из двух сценариев, — рассказал в ходе конференции президент объединения «Ассоциация кондитеров Казахстана» Алихан Талгатбек. — Если мы продолжим импортировать сахар не из ТС, то к его цене добавится таможенная пошлина в размере от 30 до 40 процентов, что приведет примерно к такому же росту цен на готовую продукцию. Если же мы будем закупать сахар только в ТС, то станем зависимыми от ценообразования российско-белорусской сахарной олигополии и поставим себя в нестабильные условия работы.

Оба сценария для казахстанцев не предвещают ничего хорошего, и вот почему — со слов специалистов, летом этого года в России из-за логистической «осечки», вызванной дефицитом подвижных составов, паромов и прочего транспорта, цена российского сахара за одну неделю выросла на 50 тенге, что составляет свыше 30 процентов. Но Казахстан этого скачка не ощутил лишь потому, что в неблагоприятный для РФ период наши предприятия закупали сахар за пределами ТС.

Именно эта возможность позволила казахстанским предпринимателям удержать стабильность цен на внутреннем рынке. Фактически лето 2017 года отчетливо продемонстрировало неспособность российских производителей обеспечить сахаром казахстанские предприятия, мало того — показало существенные ценовые риски на основное сырье.

Биржа всех рассудит

Россияне сами создали дефицит, который в дальнейшем перешел в профицит, и часть вины они пытаются переложить на Казахстан. Мотивируют это тем, что казахстанские переработчики кондитерских изделий, изготавливая дешевую продукцию, якобы подрывают маржинальность российской сахарной и кондитерской отраслей.

Что любопытно, при этом никаких официальных претензий со стороны ассоциации кондитеров России в адрес казахстанской ассоциации не получили.

И все же еще в сентябре министр сельского хозяйства РФ Александр Ткачев заявил, что Казахстан и Беларусь давят на российский рынок, беспошлинно импортируют сахар-сырец, перерабатывают его, а затем продают дешевый сахар, в том числе в России.

— С одной стороны, у нас перепроизводство сахара, излишки (700 тысяч тонн), которые мы должны вывезти. С другой — недобросовестная политика партнеров, Белоруссии и Казахстана, которые сбрасывают на наш рынок сахар из третьих стран, и это давит на рынок. С начала августа по сентябрь цена упала почти вдвое (с 44 до 26 рублей), а также это подрывает экономику сахарного комплекса и продовольственную безопасность, — отметил Ткачев.

Во время алматинской пресс-конференции исполнительный директор Ассоциации производителей безалкогольных напитков и соков РК Алия Мамытбаева так прокомментировала этот тезис российского политика:

— На наш взгляд, здесь справедлива только первая часть заявления. То есть основная причина создавшейся проблемы — это перепроизводство сахара в России. Мы считаем, что проблемы российского сахарного комплекса несправедливо перекладываются на плечи казахстанских специалистов. Что касается так называемого «подрыва», то доля казахстанского импорта составляет менее одного процента по сравнению с объемом производства сахара в РФ, поэтому не может оказывать какого-либо влияния на цену и, следовательно, продовольственную безопасность.

Вот и получается, что все эти закулисные игры, в которых Казахстану пытаются навязать чужие правила, в основе своей имеют одну цель — создать РФ новый рынок сбыта.

К слову о добросовестной игре... Российские предприниматели еще в 2015 году, когда рубль сильно просел, практически обрушили казахстанский рынок кондитерских изделий. Собственно говоря, и на сегодняшний день цифры показывают, что россияне крепко зацепились за наши товарные полки и не собираются их покидать. Если рассмотреть казахстанский рынок в целом, то доля отечественной продукции занимает всего 50 процентов, вторая половина — импорт. Причем 80 процентов этого импорта составляют кондитерские изделия, поставляемые из РФ.

Другими словами, если предложение примут, то Казахстан будет зависеть от цен, диктуемых олигополией, что неминуемо приведет к увеличению стоимости всех групп товаров, так или иначе завязанных на сахаре, что в конечном итоге может значительно потеснить отечественное производство.

Несмотря на все эти обстоятельства, казахстанская сторона готова принять нововведение, но для этого отраслевые ассоциации РК предлагают создать институты для определения объективной рыночной цены на сахар — сырьевую биржу по примеру Лондонской, на которой формируется баланс цены за счет спроса и предложения.

Бразильский нокдаун

На первый взгляд, ситуация действительно выглядит так, как будто казахстанский сахарный рынок находится под жестким прессингом партнеров. Но на самом деле суть проблемы лежит не во внешней политике, а в построении механизма внутреннего рынка. Дешевый тростниковый импорт давит на всю казахстанскую сахарную промышленность свекловичного сахара. Из-за преференций себестоимость именно казахстанского сахара оказывается выше продукта, произведенного из импортного сырья, и пока это, если хотите, тростниковое лобби будет работать, поднять казахстанский рынок не удастся.

Сейчас в Казахстане действуют три крупных сахарных завода следующих мощностей: по переработке сахарной свеклы — 634 тысячи тонн в год, по переработке тростникового сахара-сырца — 366 тысяч тонн в год.

По статданным в 2016 году сахарными заводами произведено 457,2 тысячи тонн (из них свекловичного сахара — всего 36,3 тысячи тонн). При этом внутреннее потребление сахара оценивается на уровне 556,6 тысячи тонн, то есть для того, чтобы закрыть внутренние потребности, пришлось импортировать, докупать готовую продукцию, объем которой в 2016 году составил 104,1 тысячи тонн. Основной импорт пришелся на пять стран: Россия — 24,4 тысячи тонн, Украина — 21,7, Азербайджан — 17,3, Польша — 13,9, Чешская Республика — 10,3 тысячи тонн.

Не совсем понятно, почему при такой мощности заводов Казахстану все равно приходится обращаться к импорту... Ответ можно найти в этих же цифрах, если обратить внимание на распределение объемов используемого сырья для производства сахара, ведь львиная доля получена из тростника (!), который, как известно, в нашей климатической зоне не произрастает. В 2016 году на казахстанские перерабатывающие заводы из одной только Бразилии поступили 349,9 тысячи тонн сахара-сырца. Зачем столько бразильского импорта, если в Казахстане можно выращивать свою сахарную свеклу?

К слову, доля отечественного производства свекловичного сахара во внутреннем потреблении есть, правда, она составляет, по разным данным, от трех до семи процентов. Все остальное — это либо прямой импорт, либо переработка импортируемого сырья. Отсюда и непосредственная зависимость от цен на международной бирже. Именно эти факторы и привели к скачкам, произошедшим в Казахстане летом прошлого года, в сторону удорожания.

Нужна ли нам текущая зависимость, которая также не отличается особой стабильностью? Между тем и от этих факторов можно было уберечь казахстанских потребителей, если бы не одно «но».

Если в 1992 году площадь казахстанских свекольных плантаций занимала 85,1 тысячи гектара, то в 2016-м — всего 12,6 тысячи гектара. И это еще не самый худший показатель. К сведению, в 2014 году эта планка опустилась до 1,2 тысячи. Такой спад вызван тем, что корнеплод негде реализовывать.

Государство еще с 2015 года начало программу прямого субсидирования затрат переработчиков на закуп сахарной свеклы, что подстегнуло многих фермеров. Отсюда и хорошие показатели урожая 2016 года. Но уже в начале 2017 года ожидаемого увеличения посевных площадей не случилось, поскольку крестьяне столкнулись с проблемой реализации выращенного товара. Это произошло за счет того, что импортный товар оказался дешевле местного. Это и понятно, ведь тут действует льготный режим на ввоз того же сахарного сырца. Мы видим ежегодное увеличение объемов импортного тростника, что говорит об одном: все внимание сфокусировано на получении быстрой прибыли, а не на перспективном развитии.

В результате этот льготный режим не развивает, а наоборот — сдерживает развитие отечественного производства. Льготный режим не бесконечен, и даже если россияне не добьются его досрочной отмены, то его действие закончится уже в 2019 году. Понятно, что с этого момента казахстанским производителям сахара придется несладко. По сути, сырье для них подорожает на 30, а то и 50 процентов.

Скоро станет понятно, как будет развиваться этот «сладкий спор», но уже сейчас становится очевидным, что если Казахстан не нарастит объемы производства действительно своего, а не импортируемого сахара, то он так и будет сидеть на игле зависимости. И тогда, по большому счету, неважно, кто будет диктовать условия — Лондонская биржа или чья-то олигополия, ведь в конечном итоге переплачивать будут не толстосумы, построившие сахарный бизнес, а конечные потребители.





Партнеры