Почти треть казахстанцев имеют огромные долги

Вызвано это финансовой безграмотностью

11 октября 2017 в 11:09, просмотров: 402

Общий объем просроченной задолженности по кредитам в республике достигает космической суммы почти в триллион тенге. Если разделить ее на всех казахстанцев, то получим, что каждый из нас должен примерно по 485 тысяч тенге. Если вы лично ничего не должны, значит, кто-то задолжал вдвое больше.

Почти треть казахстанцев имеют огромные долги

Куда же делся триллион?

Цифра, конечно, несколько утрированная. Из этого проблемного триллиона (а точнее из 969,4 миллиарда тенге по состоянию на май 2017 года) доля потребительских кредитов едва ли достигает 40 процентов. Основными неплательщиками при этом являются юридические лица, которые только усугубляют ситуацию, потому как за последний год около 44,7 миллиарда тенге перешли из категории заемных средств в категорию проблемных задолженностей именно в бизнес-секторе. Понятно, что эта ситуация легко объясняется финансовым кризисом и нестабильным курсом тенге по отношению к доллару. Особенно пострадали те, кто приобрел зарубежные товары за иностранную валюту, а рассчитываться вынужден был уже по новому, плавающему курсу тенге.

И хотя чиновники от финансов в один голос говорят, что не раз предупреждали о возможности такого развития событий, большинство отечественных бизнесменов к столь непредсказуемому поведению тенге оказались не готовы ни морально, ни финансово.

Именно поэтому все банки второго уровня при активной поддержке главного финансового регулятора страны вынуждены насмерть стоять, но не допускать увеличения проблемного кредитного объема. Это достигается в том числе и путем реструктуризации проблемных кредитов и их передачи специальным юридическим лицам, которые не консолидируются согласно национальным стандартам бухгалтерского учета.

И эти, вполне законные, но не совсем логичные действия обусловлены стремлением выполнить регулятивное требование, согласно которому доля проблемных кредитов (по методологии Нацбанка Казахстана) должна составлять менее 10 процентов.

Нелогичны они просто потому, что в итоге не отображают реальную финансовую ситуацию. В результате использования этого метода проблемные кредиты как бы уходят в сторону и перестают относиться к самому банку. Но сама проблема никуда не исчезает. Поэтому банки в последнее время вынуждены быть избирательнее в вопросе выдачи кредитных линий и потребительских кредитов, что породило уже другую «проблемную линию».

Жертвы плавающего курса

С введением плавающего курса тенге деловая активность в Казахстане снизилась почти на 17 процентов. Увеличение валютных рисков привело к тому, что часть предпринимателей приняли решение просто отказаться от некоторых видов деятельности. Да что там говорить — крупные государственные компании приостановили планы развития и вынуждены были отказаться от ряда инвестиционных проектов, что, естественно, привело к снижению темпов роста экономики.

При этом хорошими стимулами были бы снижение кредитных ставок и вливание на кредитный рынок значительных сумм. Получился бы этакий снежный ком: дешевые кредиты позволили бы бизнесу повысить активность, что, в свою очередь, благотворно сказалось бы на финансовом рынке. Собственно, шаги к этому уже делали. Например, снижение национальным банком ключевой ставки этим летом позволило повысить спрос на кредитные продукты примерно на 7,2 процента.

Однако на деле банкам необходимо разобраться с уже существующими проблемными задолженностями, прежде чем увеличивать объемы кредитования. Что они и пытаются делать.

При увеличении спроса объем кредитования за прошлые три месяца увеличился незначительно — примерно на 1,6 процента. В результате этого бизнес Казахстана в перспективе «недополучил» не менее семи миллиардов тенге.

Положительная сторона вопроса при этом все же есть. Все-таки при всех сложностях объем проблемной задолженности за этот год не увеличился. А в перспективе банки и вовсе ожидают как снижения объемов невозвратных кредитов, так и снижения доли проблемных займов от их общего количества. Но, чтобы эти ожидания оправдались, необходимо соблюсти много условий.

В период резкого падения курса рубля в соседней России заголовки прессы пестрели сообщениями о «богатых казахстанцах», которые приезжают в ближайшие регионы России и скупают там технику, автомобили и даже недвижимость. При том, очень низком курсе рубля (а опускался он вплоть до 2,7 тенге за 1 рубль), такие действия казались более или менее логичными. Ведь у соседей можно было купить все, что угодно, чуть ли не вдвое дешевле.

Тем более что и кредиты тогда раздавались довольно охотно. В том числе наличными. И народ вез из-за северной границы все, что только мог. Периодически всплывали сообщения о целых фурах современных телевизоров и горах мобильных телефонов.

Потом тенге подешевел и курс вернулся к паритетным пяти тенге за рубль. Казалось бы, успех — все, что нужно уже закуплено. Возвращаем кредиты все равно в тенге. Выгода налицо. Оказалось, не все так просто.

Для начала давайте разберем, какие же виды кредитов для физических лиц мы наблюдаем сегодня. Самый простой и при этом самый опасный — кредит наличными. Ставки по нему обычно довольно высоки и составляют никак не менее 20 процентов годовых. Поэтому за каждый взятый тенге через пять лет придется отдать не меньше чем вдвое. И это без учета комиссий и банковского обслуживания.

Немного сложнее, но при этом немного дешевле кредит товарный. Стоит понимать, что банк закупает технику у магазина оптом. И если от цифры на ценнике вы переплачиваете самый минимум, да и даже не переплачиваете вовсе, это не значит, что кто-то расщедрился на беспроцентный кредит специально для вас. Просто в кредитном договоре будет стоять куда меньшая сумма, чем вы заплатите на самом деле.

Например, при покупке зеркального фотоаппарата хоть за наличные, хоть в кредит, автор этих строк заплатил чуть более 200 тысяч тенге. В договоре стояла сумма в 130 тысяч — именно во столько он обошелся банку. Продавец тут тоже не в накладе — он продал товар заранее и по вполне приемлемой для себя цене. Ведь деньги он получил уже давно, а значит, смог на них закупить новую партию товара и тем самым увеличить оборот.

Среди сложностей товарного кредита могут быть потенциальная страховка (от нее можно смело отказываться) и порядок возврата/обмена в случае брака или поломки. Но эти пункты четко регулируются кредитным договором, который, конечно же, надо внимательно изучить перед подписанием.

Ну и самый сложный продукт — ипотечное кредитование. Оно включает в себя множество факторов: от первоначального взноса до корректировки процентной ставки. А процесс погашения растягивается на долгие годы, за которые может много чего произойти. С ипотекой все было сложно всегда и везде. Останавливаться на ней не будем, а поговорим о первых двух видах кредитования, по которым обычно и возникают проблемы.

А кредит отдавать надо…

Предположим, ваш сосед, зарабатывающий, скажем, 143 тысячи тенге (средняя зарплата по РК), решил три года назад взять в кредит тысяч этак 500 и скататься к соседям за дешевой техникой. Взял он его, предположим, на два года с ежемесячным платежом (для ровного счета) 30 тысяч тенге. Переплата при этом составит примерно 220 тысяч за два года, что в пределах реальных ставок. Казалось бы, ничего страшного. Зато теперь у него есть вся бытовая техника, которую он бы никогда себе не смог позволить. И при этом, оплачивая 30 тысяч ежемесячно, у него остается еще 113 тысяч на проживание.

Но тут курс выравнивается, тенге дешевеет. А продукты, коммунальные услуги и прочие необходимые для трат вещи, естественно, дорожают. И если раньше сосед оплачивал 20 тысяч коммунальных платежей, 50 тратил на еду и хозяйство и еще некоторая сумма у него оставалась на одежду и даже развлечения, то теперь ценник на коммуналку поднялся до 25 тысяч, а на ту же продуктовую корзину — до 70. А кредит, напоминаем, отдавать надо.

Думаете, человек с полной квартирой современных гаджетов начнет экономить и отказывать себе в чем-либо? Как бы не так! Скорее, он решит, что банк вполне может подождать, пока он, например, внезапно разбогатеет. Или другой шик — взять кредит на погашение кредита. В общем, ваш сосед, не продумав все на несколько лет вперед, взял на этот же срок кучу денег. А платить много и регулярно оказался в итоге не в состоянии. И таких, как он, примерно каждый третий из потребителей кредитов, как мы уже сказали выше.

Еще одна крайность — погоня за новинками. Это сейчас банки стали несколько более разборчивыми. А пару лет назад можно было наблюдать простых студентов, оформляющих заем на покупку последней модели айфона. Брали новинки обычно на максимально возможный срок при минимальном платеже. И даже некоторое время исправно платили. Но тут кого-то вдруг за плохую учебу лишили стипендии, кого-то вдруг обманул нечистый на руку работодатель, который принимал студентов на работу без договора, и еще тысяча разных «вдруг». И остались эти молодые люди с неподъемным долгом, зато при айфонах.

Некоторые даже пытаются продать мобильное устройство, чтобы хотя бы частично погасить кредит. Получается далеко не у всех.

Стоит понимать, что каждая просрочка — не только стресс для самого заемщика и его родственников, но и испорченная кредитная история. В дальнейшем это может повлиять на решение банков при выдаче кредита, например, на открытие бизнеса. Причем срок хранения информации в кредитном бюро — 10 лет. За это время юный обладатель айфона может рассчитаться, повзрослеть, поумнеть и обзавестись жизненным опытом и идеями для бизнеса. Но вот незадача, начальный капитал нужно будет искать где угодно, только не в банке.

Сейчас финансовые организации стараются максимально обучить потенциального потребителя правильному отношению к деньгам. Каждый менеджер по 10 раз объясняет условия договора, отмечает ключевые места и сложные моменты. В том числе отдельно поясняется процентная ставка по каждому кредиту. К слову, она не может превышать максимальную, установленную национальным банком, в 45,2 процента. Так что все заявления неплательщиков о «грабительских процентах» разбиваются о суровую действительность — были ознакомлены и согласились.

Каждый заемщик регулярно получает sms-рассылку с графиком платежей. Сама процедура оплаты максимально упрощается. Получается ситуация, как у кэролловской Алисы — банки бегут со всех ног, чтобы ситуация с проблемными кредитами хотя бы оставалась на месте.

Некоторые финансовые институты даже отказываются от невероятно прибыльных, но сложных для потребителя кредитных продуктов, таких как кредитные карты и овердрафт.

Но нашему потребителю все старания нипочем. Очереди за новинками техники все еще выстраиваются. А доля проблемных кредитов хоть и имеет тенденцию к снижению, но все еще довольно высока. И, как выясняется, далеко не потому, что жулики-банки обманывают население и хотят нажиться на честных гражданах. Все как раз наоборот.



Партнеры