В обиход современного человека вошел новый термин харассмент

Количество преступлений на сексуальной почве увеличивается

9 августа 2017 в 08:59, просмотров: 1683

Потенциальные жертвы сексуальных домогательств, как правило, не хотят доводить конфликты с агрессорами до уголовного преследования. Любопытно, но среди современных жертв навязчивого внимания все чаще оказываются мужчины.

В обиход современного человека вошел новый термин харассмент

«Натравить охотничью собаку на дичь»

Харассмент - в широком понимании это явление, где любые сексуальные домогательства и всяческие суждения, оскорбляющие по половому признаку, а также любые действия, которые заставляют вас чувствовать себя униженным или подвергшимся травле. Ближайшая аналогия для «харассмента» в русском языке — это «сексуальные домогательства», но английский термин шире. Он включает в себя не только действия, но также оскорбительные замечания, непристойные предложения и психологическое преследование.

В своих французских истоках harasser означало «натравить охотничью собаку на дичь». Сейчас харассмент определяется как «нежеланные сексуальные предложения или намеки, обычно в адрес женщины». Ключевое слово здесь — «нежеланные». Когда девушка или женщина просто занимается своими делами, листает журнал на скамье, ходит за покупками, ей приходится сталкиваться с чересчур навязчивым к себе вниманием, бороться с преследованиями. Это лишает комфорта, а порой ввергает в тяжелое психологическое напряжение.

Сталкер (здесь речь не о проводнике в загадочные места, а о преследователе) характерен тем, что осуществляет непрерывные телефонные звонки и, к примеру, sms-сообщения, полные оскорблений, следит и шпионит, угрожает и запугивает.

За последние пять лет, по данным Генпрокуратуры Казахстана, количество зарегистрированных правонарушений с сексуальным подтекстом возросло в два раза (с 1985 до 3623 случаев). И заметьте, это лишь зарегистрированные случаи. А сколько историй остаются неизвестными. Конкретной нормы, направленной на защиту от харассмента (сексуальных домогательств) и преследований, в нашем законодательстве не имеется, и потому при попытке защиты подвергшимся этому прессингу очень тяжело бороться за личное пространство.

Так что статистка учитывает отнюдь не факты харассмента, а лишь уже совершенные преступления или откровенные попытки изнасилования.

В нашей стране есть только определенные общие нормы, из которых можно вывести саму идею того, что такое поведение является противоправным. Но это очень непросто на практике. Такую диковинную формулировку нам высказал один из казахстанских юристов, неоднократно сталкивающихся с правонарушениями на сексуальной почве.

Другими словами, четкой статьи за сексуальные домогательства в нашем УК нет. Зато имеется другая, в которой порицается оскорбление, то есть унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме. Но на деле у нас практически нет законных оснований для того, чтобы полиция защитила потенциальную жертву сексуального насилия. И потерпевшие тоже сетуют на то, что в редкие моменты решимости у них не было ни одной идеи по поводу того, кому позвонить и куда бежать.

Уже после всего, что случилось, им говорят, что надо было «стучать во все двери», но где находятся эти двери и какие из них открыты? Ведь зачастую, когда мы пытаемся предотвратить печальный исход, в полиции нам не верят. Дескать: «Вас бьют? Нет? Приходите, когда начнут».

Интернет им теперь в помощь

Как мы уже сказали выше, ошибочно полагать, что жертвами сталкинга (то есть атаки с ярко выраженной «половой окраской») становятся только женщины. Да, мужчины чаще входят в группу преследователей, однако известно, что около 50 процентов сталкеров — бывшие партнеры, которые начинают преследование после расставания или развода. И таких историй не счесть через запятую.

Однако не так давно я наткнулась на совершенно живой пример ситуации, когда жертвой пристального внимания пал мужчина. История вроде и типична: была пара, Света и Антон (имена изменены), ну расстались люди. Точнее: женщина лет 35 потеряла мужчину, он от нее ушел к другой.

И вот подруга Светы предложила этого ушедшего, так сказать, вести. А дальше действия разворачиваются по лучшим традициям американского триллера. Проникшиеся женской солидарностью подруги встречают еще пару «единомышленниц» и организуют, таким образом, «группу мстительниц», полагая, что этот мужчина должен поплатиться за неправильное отношение к их подруге.

Группа мстительниц действует четко и слаженно, и массовая кампания по дискредитации «объекта» объявляется открытой. Штурмовали мужчину по всем имеющимся соцсетям, вверяя его и его новую подругу в самые грязные сплетни.

Сначала женская организация встретила сопротивление. Антон пытался принимать защитные меры, воздействовать на совесть когда-то любимой Светы с просьбами не продолжать начатое, пока дело не дошло до угроз с его стороны. Но группа супермстителей не испугалась ответных запугиваний. И примерно через пару месяцев, не выдержав столь мощного напора, бывший с готовностью выходит на переговоры и принимает сторону навязанной ему власти. Травля прекратилась.

Что ему пришлось для этого сделать, история умалчивает. Возможно, на помощь здесь пришли старые добрые материальные издержки. В любом случае эта война закончилась капитуляцией. По словам знающих скрытые подробности этой истории, кроме глубокого морального удовлетворения, вернувшая свой душевный покой мстительница получила и «кое-что еще».

Очевидно, что это яркий пример того, как современные технологии становятся мощным оружием против воли и средством неуправляемой манипуляции. Быть может, герой данной истории Антон и мог решить эту ситуацию по-другому, но, как уже было сказано, в наших странах найти состав преступления в данном деле бывает непросто. Поэтому столкновение с правоохранительными органами иногда выходит боком. Здесь взрослый мужичина не смог совладать с напором слабого, но крепкого пола.

А что говорить о женщинах, которые все же чаще претерпевают преследования?

«Сама виновата»

И тем не менее самые тяжелые ситуации в описываемой нами сфере обычно складываются по отношению к женщинам. Жертва сталкерского террора до момента совершения поистине чего-то страшного пытается обратиться в полицию, но там ее не воспринимают серьезно. Неприятно ситуации складываются и тогда, когда агрессор все-таки вторгается в чье-то физическое пространство.

По словам российского адвоката и эксперта по правам женщин Мари Давтян, правоохранительные органы стараются как можно реже регистрировать преступления по домашнему насилию и изнасилованиям, которые следуют за невинными преследованиями, поэтому делают все, чтобы потерпевшая не подала заявление. У полиции есть для этого очень простые методы: нахамить, унизить и, конечно, обвинить саму жертву.

— Основная причина, по которой не хотят принимать заявление, — отношение к жертве, то есть виктимблейминг (перенесение ответственности с лица, совершившего правонарушение, на лицо, пострадавшее от этого правонарушения), — говорит Мари. — Полицейские очень часто говорят: «Сама виновата», также они любят рассказывать, что жертва ищет бонусы от этого процесса, хотя я в своей практике не встречала ни одну женщину, получившую какую-то выгоду.

Так что пока остается лишь быть самой начеку, ведь отдельные действия и тактики, применяемые сталкерами, могут выглядеть как вполне законные. Это сбор информации, телефонные звонки, подарки, отправка писем, электронных или мгновенных сообщений. Незаконным это становится тогда, когда все это подпадает под законодательное описание домогательства (если таковое описание есть).

Взять, к примеру, Великобританию. По ее законам для предъявления обвинения в сталкинге должны быть зафиксированы два телефонных звонка незнакомому человеку, два подарка, один случай физического следования за жертвой, один телефонный звонок и т.п.

По данным опросов, жертвы подобных преследований чаще других подвержены страху и тревоге, что позже выливается в панические истерики, депрессии и другие затяжные заболевания. Они также чаще других несут финансовые потери. Пытаясь защитить свою жизнь, тратятся на товары для самозащиты, неожиданно меняют место работы и чаще других «кочуют» с места на место.

Впечатляющие факты статистики, вещающие о сталкинге бывшими партнерами, говорят, что 76 процентов женщин подвергались преследованию со стороны своих убийц в течение 12 месяцев перед убийством.

В Казахстане, как, впрочем, и в России, ситуация с подобными преследованиями очень тревожная. Достоверной статистики нет, но то, что в нашей стране распространен сексуальный харассмент, скажем, на работе, у правозащитников сомнений не вызывает. По их данным, таким домогательствам у нас подвергается каждая третья женщина. И если одних сталкеров после непристойного «подката» достаточно отправить куда подальше, то для других это не сигнал для прекращения завоевания сердца дамы, а лишь мотивация.

Ведь многие мужчины полагают, что женское «нет» — это «вполне может быть». И как только они видят малейшую возможность для «наживы», то находят способ шантажирования объекта преследования. К примеру, угрожая, что фотографии девушки будут опубликованы в группах ВК вроде «Курицы Алматы, Актобе и т.д.» или на сайтах о предоставлении интим-услуг. Если харассеры не получают своего, то иногда и впрямь «украшают» интернет вызывающей информацией о девушке, и тогда уже за деньги или за «ночь любви» предлагают убрать всю эту грязь.

И вот тут большинство милых дам впадает в панику. Недоверие к правоохранительным органам только усугубляет страх, и женщина тревожится как бы после заявления на подонка не сделать себе хуже, ведь проще отдать деньги и отвязаться от недоброжелателя. Но, как водится, люди привыкают к легкой наживе. Так что же делать?

Держите дистанцию

Вы оказались в ситуации сталкинга или харассмента. Первое, что вы должны сделать — это не упрекать себя в неправильных взглядах или несоответствующей длине юбки (в случае женщин), а верно распознать намерения того же харассера (в российской культуре до сих пор принято понимать неотступную заинтересованность как комплимент). Если вы ощущаете, что ваше пространство планомерно нарушают, значит речь идет именно о харассменте.

На заметку нам, желающим справляться с наездами самостоятельно, можно взять несколько заурядных действий, которые могут помочь остановить домогательства.

Один наиболее частый совет — фиксировать все проявления харассмента (дату, время, место, событие, свидетелей): так будет проще предъявить обвинения и обратиться за помощью. Не бойтесь обозначать свои границы. Если человек вторгся в ваше личное пространство (частые прикосновения, постоянные предложения выпить кофе), не стесняйтесь этого озвучить.

Возможно, человек просто не осознает дискомфортность собственных действий. Если же ваш собеседник осознанно не хочет понять вас правильно, то перед вами есть самый настоящий харассер и ваша задача не терпеть то, что для вас неприятно.

Не забудьте окружить себя поддержкой близких: смысл харассмента часто не в будущем сексе или в попытке закрутить роман, а в самом процессе психологической травли. Если ситуация разворачивается на работе, обратитесь к HR.

В Уголовном кодексе нет как такового состава преступления, как «преследование», поэтому для привлечения к ответственности обратите внимание на другие составы преступления. Фиксируйте скриншоты угрожающих сообщений, фотографии, записи звонков и разговоров на диктофон. Если доказательства угроз нет, то поделитесь ситуацией с близкими.

Если же посмотреть на проблему шире, то по закону правоохранительные органы обязаны принимать все заявления от граждан и проводить проверки. В некоторых случаях это может отпугнуть не такого уж смелого преследователя.

Но хотим сказать вот еще о чем. Нам очень просто разбирать на части моменты, где неприятности касаются нас. А вот если на глазах оказывается пелена, когда мы сами нарушаем границы чужого личного пространства?.. И тогда возникает вопрос: как мне самому не стать агрессором?

Не считая мест, где все люди привыкли сближаться (например, общественный транспорт), старайтесь держать дистанцию. Психологи очерчивают расстояния наших границ.

Например, дистанцией для официальных переговоров лучшим считается расстояние от 3,6 метра. Дистанция делового разговора — 1,2—3,6 метра. Дистанция личной беседы 45 сантиметров — 1,2 метра. У нас, где служебные отношения часто срастаются с личными, дистанции «смешиваются», становясь короче. Опирайтесь на базовые понятия взаимного согласия: если вы приглашаете человека на свидание, а затем следует отказ, примите осознанность его желания: нет — значит нет.

Хотя, может, кто-то и любит особо настойчивых, здесь главное не перегнуть палочку. Если продолжать ее гнуть систематически — поздравляем, вы пополнили ряды харассеров!




Партнеры