В Казахстане главарь банды убийц изготовил сувенир из черепа жертвы

В процессе расследования убийцы пытались представить себя невменяемыми

9 августа 2017 в 09:31, просмотров: 1864

В конце девяностых годов прошлого века не только Алматы, но и весь Казахстан содрогнулся от серии жестоких убийств. С периодичностью примерно в месяц в разных частях города полицейские находили расчлененные трупы девушек.

В Казахстане главарь банды убийц изготовил сувенир из черепа жертвы

Личности многих из них не удалось установить до сих пор. Зато в 1999 году оперативники задержали тех, кто хладнокровно с ними расправился. Это были некие Вершинин, Копай, Турочкин. По сей день эти три фамилии ассоциируются у простых людей лишь с одним словом — людоеды.

«Не убивай, у меня двое детей»

Первое убийство было совершено 30 апреля 1998 года. Как впоследствии рассказали на допросе Сергей Копай и Евгений Турочкин, заранее они его не планировали. Просто решили отдохнуть с девицей легкого поведения, познакомившись на проспекте Сейфуллина. Когда договорились о цене, Копай доставил будущую жертву в свою квартиру.

— Когда она пошла мыться, у меня возникла какая-то жуткая злость, — рассказывал на допросе Копай. — На кухне я взял нож, заточил, потом зашел в ванную, взял девчонку левой рукой за подбородок, а правой перерезал ей горло. Но, видно, не совсем хорошо, она успела сказать: «Не убивай, у меня двое детей». Но было поздно. Я схватил ее за горло и, прижав к стене, держал до тех пор, пока она не умерла.

Сообщив все своему сводному брату Евгению Турочкину, Копай сел за стол и продолжил выпивать, размышляя вслух, что от тела надо бы избавиться. Убитую решили расчленить и вынести из дома по частям. Разделку (детали, указанные Копаем следователю, опустим) они закончили к шести утра.

1 мая, ближе к обеду, часть останков выкинули в мусорный бак недалеко от дома, а кисти рук, ступни и голову оставили в пакете недалеко от пересечения улиц Аль-Фараби — Шашкина.

— Часть мяса мы оставили, — продолжал Копай. — Решили попробовать, какое оно на вкус. Взяв его, мы поехали к матери, которая жила с сестрами и братишкой. Там мясо замариновали, а вечером сделали шашлык, сказав, что убили бродячую собаку. Мы еще соседа на шашлык пригласили. Он приходил.

Следующей жертвой стала их знакомая. Алину Сливную они впервые встретили в компании приятеля. Все вместе они нередко собирались в квартире Копая в центре Алматы и весело проводили время. Когда Алина рассталась с прежним приятелем, к сводным братьям стала приходить сама. Как всегда, выпивали. Потом между Копаем и девушкой возникли чувства, была интимная связь. Ни о каком убийстве и речи не было. Но однажды это случилось.

— В начале июля, точного числа не помню, Алина пришла в гости, — рассказывал Евгений Турочкин. — Брат собирался куда-то уходить, ее появление его взбесило. Они стали ссориться. А потом он бросил ей в голову рюмку, но не попал. Рюмка разбилась о батарею, один из осколков поранил Алине руку. Я видел, как у нее струйка крови побежала.

Далее Турочкин утверждал, что кровь удалось остановить, рану перевязали, выпили мировую и легли спать. А на утро он обнаружил, что у матраса, на котором спала девушка, лужа крови, а сама она мертва.

Насколько правдив был рассказ, судить сложно, но сводные братья утверждали, что это была простая случайность. Опровергнуть их версию было некому. Как бы там ни было, от трупа надо было избавляться. Это Копай поручил сделать Турочкину, а сам отправился на работу в Республиканскую клиническую психиатрическую больницу, куда устроился санитаром незадолго до этого.

Друг, коллега, вдохновитель

История осознанных, четко подготовленных убийств и каннибализма началась у сводных братьев в ноябре 1998 года. Работая санитаром в шестом отделении Республиканской клинической психиатрической больницы (РКПБ), Копай познакомился с Михаилом Вершининым, который работал там же медбратом. Отношения коллег быстро переросли в дружеские, Вершинин стал частым гостем в квартире Копая. Позже в РКПБ на работу устроился и Турочкин. Теперь вся троица вообще стала «не разлей вода».

В декабре 1998 года, во время очередной попойки друзей в квартире Копая, сводные братья, узнав о неприязненном отношении Вершинина к девушкам легкого поведения, в особенности к наркоманкам, рассказали ему как расправились с первой жертвой и попробовали человечину, а также как избавились от трупа убитой Алины Сливной. Вершинин понял: братья не лгут. А чуть позже предложил им продолжить кровавые похождения.

Руководство группой взял на себя Вершинин. Он был волевым, более образованным, нежели его новые друзья, целеустремленным. Поэтому за короткое время ему не составило труда полностью подчинить себе волю страдавшего хроническим алкоголизмом бывшего полицейского Сергея Копая и во всем ему подражающего сводного младшего брата Евгения Турочкина.

Процесс подготовки преступлений не занял много времени. Достав необходимые психотропные вещества, троица людоедов перешла к действиям.

Очередной жертвой банды стала Ольга Яковенко. Девушка, находясь в тяжелом материальном положении, периодически выходила на проспект Сейфуллина, где вместе с другими «ночными бабочками» предлагала интим за деньги.

Когда рядом с ней остановились светлые «Жигули», девушка еще не знала, что предстоящая поездка станет дорогой в мир иной. Людоеды действовали строго по плану. Привезя Ольгу домой, они радушно пригласили ее за стол и налили выпить. Спустя короткое время, воспользовавшись случаем, Вершинин подлил ей в водку психотропный препарат. Как только жертва потеряла над собой контроль, троица хладнокровно с ней расправилась, задушив не то бельевой веревкой, не то электрическим шнуром.

С телом убитой людоеды провозились до утра.

Оставив часть мышечной ткани в холодильнике, расчлененные останки как обычно раскидали по мусорным контейнерам в центре Алматы. Некоторые фрагменты впоследствии обнаружили местные бомжи.

Установить личность убитой полицейским удалось по отпечаткам пальцев найденных кистей рук. Как выяснится, Ольга Яковенко ранее привлекалась к уголовной ответственности за кражу, поэтому ее данные хранились в республиканской картотеке. Но все равно у следствия зацепок не оказалось: проверка круга общения девушки так ничего и не дала. Учитывая установленный факт, что Ольга зарабатывала на жизнь проституцией, убийцей мог оказаться любой из ее случайных клиентов.

Ему был нужен череп жертвы

Время шло, а полицейским так и не удавалось выйти на след извергов. Тем не менее они уже выстроили ряд версий, одна из которых хоть и наводила ужас, но была наиболее вероятной. Каждый раз, когда в разных частях города находили останки жертв, тела не удавалось собрать полностью. Это и навело оперативников на мысль о каннибалах.

Мало того, не все личности потерпевших были установлены, а с заявлениями об их пропаже никто не обращался. Когда по отпечаткам пальцев, снятым с кистей рук Ольги Яковенко, выяснили, что она занималась оказанием платных интим-услуг, полицейские взяли под контроль все места дислокации проституток в городе и стали планомерно допрашивать.

Жрицы любви не были особенно разговорчивы: в силу профессии служителей закона они всегда старались избегать. Но кое-что узнать все же удалось. Несколько «ночных бабочек» припомнили, что вечерами, накануне обнаружения трупов, на Сейфуллина «крутились» двое на вид приличных парней. Они слишком долго выбирали себе девушку, подходя по несколько раз, что нехарактерно для их клиентов, старающихся обычно как можно быстрее покинуть злачное место.

Описание мужчин было довольно размытым: европейцы, среднего роста, ничем не примечательные. Можно было подозревать любого, кто оказывался в поле зрения.

В очередной раз собравшись на квартире у Копая за бутылкой водки, преступники решили вновь совершить убийство.

— Выдумывать ничего нового они не стали, — рассказывает Мурат Джалилов, в то время следователь по особо важным делам ДВД г. Алматы. — Поехали, договорились, привезли домой. Здесь в водку потерпевшей подлили психотропный препарат, потом предложили инъекцию наркотика. Когда после интимной близости с Вершининым одурманенная девушка собиралась уходить, ее задушили.

Но на этот раз, покидая друзей, Вершинин потребовал большего. Его интересовал череп убитой как практическое пособие для более глубокого изучения анатомии человека. Для этого он заранее приобрел каустическую соду, вычитал, что и как нужно делать, и дал все необходимые указания братьям.

— Когда мы расчленили тело, Копай сказал, что Вершинин простит нам все долги, если мы отдадим ему череп девушки, — рассказывал на допросе Турочкин. — Мы сделали все, как сказал Вершинин, и поставили ведро на плиту. Потом выпили еще водки и уснули. Проснулся я от запаха дыма. Оказалось, что вода выкипела, содержимое ведра подгорело. Тогда с другими останками тела я выкинул голову в мусорный контейнер у психиатрической больницы, где мы все работали.

Убить возлюбленную

Некоторое время после последней кровавой расправы троица каннибалов не общалась. В каждом говорила обида друг на друга. Но однажды они вновь собрались на квартире у Копая. Вместе с Вершининым пришла молодая девушка, которую звали Татьяна. С ней он познакомился недавно и даже решил строить длительные отношения. Она даже не предполагала, какой монстр находится с ней рядом и какая ей уготована судьба.

Однажды Вершинин неожиданно предложил друзьям расправиться с Татьяной, как это они уже неоднократно проделывали с другими жертвами.

Сначала Копай отказался, но главарь настаивал. Вершинин рассказал, что девушка серьезно стала ему мешать, так как постоянно звонит на работу и домой, требует встреч и наркотические препараты.

— Он сказал, что это сразу решит его проблемы, а заодно у него все же появится череп, о котором мечтал, — рассказывал Копай следователям. — Я согласился, но предупредил, что на этот раз ему все придется делать самому. И он согласился.

Убийство Татьяны изуверы совершили в конце марта 1999 года. Пригласив ее в гости к Копаю, Вершинин ввел ей большую дозу психотропных веществ, от которой девушке стало плохо. Воспользовавшись этим, он накинул ей на шею полотенце и задушил.

С телом убитой поступили так же, как и со всеми предыдущими. Большую часть останков разбросали в мусорные контейнеры по городу, а уже на следующий день, вновь выпивая с подельниками, Вершинин занимался препарированием черепа убитой.

Фатальная ошибка и час расплаты

Появление полицейских в доме Копая стало полной неожиданностью для всех членов банды, которые к тому времени почувствовали свою полную безнаказанность и неуязвимость. В то самое время, когда они зверски издевались над телами жертв, в Илийском районе Алматинской области неизвестные также убивали девушек легкого поведения.

Полицейские предполагали, что все факты могут быть связаны между собой, а потому опергруппы области и города делились информацией.

Опрашивая очередных ночных бабочек, полицейским стало известно, что недавно две из них побывали в квартире одного из домов по улице Шевченко в компании троих мужчин. Как рассказали девушки, после выпитого кофе они потеряли сознание и практически не помнят ничего, что с ними происходило.

— Чего-то конкретного они пояснить не смогли, — вспоминает Мурат Джалилов. — Но мы чувствовали, что вышли на потрошителей, потому как именно неподалеку от указанного адреса мы находили останки тел убитых.

В тот же день все трое задержанных наперебой давали показания, детально рассказывая о каждом совершенном злодеянии и о том, как впоследствии избавлялись от трупов. Но спустя какое-то время Вершинин резко изменил позицию и стал утверждать, что оговорил себя. Произошло это сразу после судебно-психиатрической экспертизы, которая всю троицу признала вменяемыми.

Почти год длилось расследование всех эпизодов преступной деятельности людоедов, прежде чем дело было передано в суд. Вершинин по-прежнему все отрицал, Копай писал дневники, где до мелочей описывал все зверства, а Турочкин просто ждал решения своей участи. До последнего все трое были уверены, что останутся в живых. Увы, чутье их не подвело. По совокупности преступлений суд приговорил их к высшей мере наказания — расстрелу.

Но приговор так и не привели в исполнение: в связи с введением Казахстаном моратория на смертную казнь Вершинину, Копаю и Турочкину заменили смерть на пожизненное заключение.

Кстати, для Копая пожизненное заключение уже закончилось. В 2008 году он скончался в исправительном учреждении, где отбывал срок. Есть версия, что умер он не своей смертью. Надеясь жить, пусть даже за колючкой, он, видимо, забыл суровые законы воровского мира и чем заканчивается тюрьма для тех, кто совершил преступления в отношении женщин.





Партнеры