В Казахстане перерабатывается всего 2,6 процента от миллионов тонн мусора

Мусороперерабатывающая отрасль в республике в зачаточном состоянии, и на то есть ряд причин

14 июня 2017 в 07:05, просмотров: 450

Рост экономики и продолжающаяся урбанизация в Казахстане являются причинами ежегодного повышения объемов твердых бытовых отходов. Сегодня это одна из самых острых экологических проблем в стране. Но согласно Концепции по переходу Казахстана к «зеленой» экономике, переработка отходов должна к 2030 году составлять до 40 процентов, а к 2050-му — аж 50.

В Казахстане перерабатывается всего 2,6 процента от миллионов тонн мусора

Неестественный отбор

Однако за годы независимости в Казахстане так и не удалось возвести ни одного крупного мусороперерабатывающего завода. Во всей Центральной Азии работает только одно такое предприятие — в Астане, на котором осуществляются сортировка отходов и переработка пластика и бумаги на оборудовании испанского, итальянского, австрийского и финского производства. Проект стоимостью 36 миллионов евро рассчитан на переработку 250 тысяч тонн твердых бытовых отходов в год. Но, как говорят эксперты, на сегодняшний день загруженность предприятия составляет 30 процентов.

В скором времени в Астане намерены перерабатывать мусор по американским технологиям. Уже в июне этого года обещают запустить новый цех, где из пластика и пакетов будет производиться бытовое печное топливо, которое станут использовать для функционирования самого предприятия — отопления и получения производственного пара. Излишки планируется продавать другим организациям.

Однако это единичный такой проект в Казахстане, если он к тому же будет успешным, потому что такие предприятия у нас почему-то «не приживаются». Вспомнить хотя бы мусороперерабатывающий завод, который был построен в Алматы в микрорайоне Дорожник в 2007 году. Сейчас его вытеснила барахолка, а народ до сих пор критикует акимат, вложивший в проект бюджетные деньги, которые «растворились», и учредителей в их некомпетентности и недобросовестности.

Однако все было просчитано до мелочей — выделен земельный участок, приобретено испанское, немецкое, итальянское оборудование. Более того, завод был единственным в Казахстане, который на 90 процентов покрывал потребности мегаполиса в утилизации твердых бытовых отходов (ТБО).

В то время, в 2007-2008 годах, из Алматы вывозилось от 450 до 600 тысяч тонн мусора в год. Проработав успешно три года, алматинский перерабатывающий завод стал испытывать проблемы. Из-за кризиса акимат перестал субсидировать тарифы по переработке ТБО, хотя в развитых странах государственные субсидии мусороперерабатывающей отрасли — обычная практика.

В 2007-2010 годах за переработку одной тонны мусора завод получал восемь долларов за тонну. Для сравнения, в Европе в то время за тонну платили минимум 45 долларов. Таким образом, тариф был значительно снижен, и предприятие оказалось без поддержки со стороны государства, проект оказался нежизнеспособным и не смог оплачивать кредит. Это привело к тому, что банк провел процедуры банкротства предприятия, и сейчас оборудование завода находится в разобранном состоянии и ржавеет.

Без поддержки государства — никуда

Кстати, такая же участь могла постигнуть и астанинский мусороперерабатывающий завод. С марта по октябрь 2014 года государство прекратило субсидировать тарифы на переработку. С 2015 по 2016 год завод периодически останавливался за несвоевременную оплату за переработку ТБО. Но ситуацию удалось урегулировать.

Между тем из твердых бытовых отходов, которые занимают огромные территории, можно делать около 50 процентов материалов, имеющих рыночный спрос. Это резина и резинотехнические изделия, пластик, стекло, бумага и другое. Получая вторичное сырье, не только зарабатываешь на мусоре, но и значительно снижаешь количество отходов, подлежащих захоронению. Технология обработки приводит к тому, что на полигоны поступает не более 20-30 процентов мусора.

Нельзя сказать, что в стране ничего не предпринимается. В регионах действует более 100 предприятий малого и среднего бизнеса, сортирующих и перерабатывающих отходы. В семи городах установлены сортировочные линии, планируется строительство 23 объектов по сортировке и переработке отходов, а в 19 населенных пунктах проводится модернизация действующих мусороперерабатывающих заводов. Подвижки есть, но этого явно недостаточно.

Сегодня без поддержки государства и без единой политики в этой отрасли у мусороперерабатывающих заводов не будет будущего. Необходимо, чтобы сортировочные, перерабатывающие цеха и полигоны были в одних руках: либо целиком у государства, либо у частников. Однако сегодня полигоны — государственные, а мусоросортировочные и перерабатывающие заводы — частные.

Чтобы выработать эффективные методы переработки ТБО, необходимо изучить его морфологический состав. Мусор в Казахстане очень агрессивный, в его структуре много твердых, токсичных отходов. В целом потенциально пригодные для переработки отходы составляют в среднем 46 процентов.

Структура тарифа за тонну мусора, как считают специалисты в этой отрасли, тоже должна формироваться по-другому. Во многих развитых странах 45−50 процентов от тарифа получают перерабатывающие заводы, около 40 процентов — вывозящие компании и 10 процентов — полигон.

В Казахстане же арифметика другая: 65 процентов от тарифа зарабатывает вывозящая организация, около 17 процентов — мусороперерабатывающий завод и 18 процентов — полигон. Непонятна высокая «маржа» полигонов, на которых происходит только захоронение мусора, да и то — там слабо развита рекультивация.

И потом, в Казахстане узаконено всего 15 процентов полигонов. При этом много стихийных свалок. Полигоны не работают в том формате, который признан во всем мире. «Правильная» технология такова, что через каждые 25−35 сантиметров слоев мусора должны укладывать слой земли, укатывать ее катком и только после этого закладывать следующий слой брикетированного мусора. Такие брикеты уменьшают выбросы парниковых газов и образование фильтратов на полигонах.

Есть инвесторы, которые готовы вложиться в полигоны, однако их отпугивает ряд требований. Так, в «довесок» к полигону государство предоставляет земельный участок, который необходимо очистить от мусора, а это довольно высокие дополнительные расходы.

Организация есть, а вот организованности нет

Согласно Концепции по переходу к «зеленой» экономике одним из мероприятий для решения проблем с ТБО является внедрение принципа расширенных обязательств производителей (РОП). В прошлом году в Казахстане было создано предприятие ТОО «Оператор РОП», целью которого является организация сбора, транспортировки, переработки, утилизации отходов. Подобные организации есть во многих зарубежных странах.

Однако у многих в республике сложилось мнение об этой структуре довольно неоднозначное. И, в частности, относительно необходимости уплаты так называемого утилизационного сбора. Сегодня он взимается, например, с импортеров автомобилей. А с 2018 года планируется взимать утилизационный сбор за упаковки и электрооборудование.

Здесь необходимо пояснить, что самым востребованным во всем мире вторичным сырьем является именно упаковка: стеклянная, пластмассовая, бумажная, картонная и металлическая. Решать проблемы накопления и обеспечения переработки отходов упаковки как наиболее массовой части ТБО и призван принцип расширенных обязательств производителей (импортеров).

Но пока неизвестна ставка утилизационного платежа и кого она коснется — производителей либо импортеров упаковки и товаров в упаковке. По итогам года планируется достижение уровня субсидирования сбора и переработки суммарно более 50 тысяч тонн. Планируется, что к 2021 году 30 процентов упаковки будет собираться и перерабатываться.

Однако учитывая, что РОП аккумулирует утилизационные сборы, которые взимаются с производителей, эта компания должна быть с государственным участием в виде квазигосударственной структуры. Но она почему-то частная, а ее деятельность непрозрачна и неподотчетна населению, которое уплачивает утилизационный сбор.

Сегодня во всем мире развитие получают мусоросжигающие комплексы. В свое время в Усть-Каменогорске корейская фирма предлагала построить такой завод. Однако природоохранные организации и жители города официально отказались от такого заманчивого предложения. Природозащитники утверждали, что от дыма, образующегося в результате сжигания пластмасс и прочих синтетических материалов, вреда больше, чем от самого мусора.

Хотя, как утверждают специалисты, на самом деле понятие «мусоросжигающий» не должно пугать. Технологии сегодня на таком уровне, что в результате сжигания мусора (температура 1000−1500 градусов по Цельсию) через специальные катализаторы выходит только пар, который не опасен. Эта технология позволяет давать до 50 мВт в час альтернативной электроэнергии.

По такой схеме работают заводы в Гонконге, Испании, Франции, Америке, Швейцарии. В целом по Европе 243 мусоросжигающих завода. Однако это дорогой проект — около 323 миллионов евро, в Баку такой завод обошелся в 450 миллионов евро по французской технологии. Причем его строили за счет госсредств.

Нам бы еще экологической культуры…

Но, прежде чем строить в каждом городе мусороперерабатывающие заводы, необходимо приучить казахстанцев сортировать мусор. Ведь строительство мусоросортировочных заводов — это дорогое удовольствие.

Например, без вторичной переработки завод мощностью 200 тысяч тонн в Казани обошелся в 30 миллионов евро, а в Сочи с итальянским оборудованием — в 45−50 миллионов евро. Москва в 2009 году, запустив проект по раздельному сбору мусора, потратила 70 миллионов долларов бюджетных средств, Подольск — 50 миллионов долларов.

Но все эти проекты оказались провальными, поскольку жители этих городов оказались еще не готовы к тому, чтобы сортировать мусор. В крупных городах Казахстана несколько лет назад тоже появились цветные контейнеры для разного вида отходов. Однако нельзя сказать, что все население страны начало сортировать мусор. Германия шла к селективному сбору мусора с 30-х годов прошлого века, но и то — там сортируется только 20 процентов всех отходов.

Обучать, как правильно сортировать мусор, нужно со школьной скамьи, и на это может уйти не одно десятилетие. А без этой «привычки» многие проекты будут затратными. Низкий уровень раздельного сбора ТБО приводит к тому, что значительная часть потенциального вторсырья будет непригодна к дальнейшей переработке ввиду невозможности извлечения, повышенной загрязненности, низкого качества.

И сегодня в Казахстане при существующем уровне раздельного сбора потенциал организации переработки компонентов ТБО значительно ниже 46 процентов.

Но экологической культуры нет не только у простых граждан, у чиновников — тоже. Да, есть законодательство, позволяющее развивать сферу переработки ТБО и концепция, где обозначены цели, однако, учитывая сложную экономическую ситуация в стране, наивно полагать, что государство будет финансировать переработку мусора. У министров есть дела поважнее.

К тому же гораздо проще складировать отходы на полигонах — тем более что территория страны большая — пять Франций, и место для этого найдется, а населения не так много. Это в европейских странах, где нет просторных степей, надо думать, как собрать и переработать. У нас пока эта проблема не стоит остро, поэтому все находится в зачаточном состоянии.



Партнеры