В Алматы рекламу наркотиков размещают на стенах домов

В этой вечной борьбе методы сторон становятся все более изощренными и изобретательными

17 мая 2017 в 20:48, просмотров: 1542

В последние два месяца на улицах Алматы часто можно увидеть надписи, рекламирующие продажу синтетических наркотиков. Волонтеры борются с этой «рекламой» как могут, но пока не очень успешно и вынуждены призывать горожан проявлять бдительность и объединять усилия в борьбе с этой новой напастью.

В Алматы рекламу наркотиков размещают на стенах домов

Новый формат «связи»

О том, как сегодня выстраивают свои схемы наркоторговцы, нам рассказала Ольга Агапова, директор общественного фонда «Свободные люди», центра, который занимается реабилитацией химически зависимых наркоманов.

— Проблема с наркотиками всегда стояла остро, но создается впечатление, что именно сейчас как сам «продукт», так и механизмы его реализации вышли на очередной «технологический» уровень. С чем сейчас сталкивается незащищенная молодежь? Что собой представляет этот новый формат «связи», когда некая информация появляется на стенах домов, на заборах и т.п.? Это даже не очередной виток, а переориентация на активное использование новых форм наглядной агитации, чего раньше мы не наблюдали.

И, надо заметить, эти формы сильно упрощают жизнь наркодилеров, существенно усложняя работу специалистов управления по борьбе с наркотиками (УБН). Причем не только в Казахстане. Недавно в Алматы, по инициативе МВД и ОБСЕ, проходил круглый стол, где выступали силовики из многих стран СНГ. Проблема с синтетическими наркотиками, по их словам, усложняется, и именно в связи с тем, что наркодиллеры осваивают все новые методы. В частности, уходят в онлайн-зону.

Этот метод называют «бесконтактным». Схема простая — через интернет либо мессенджер принимается заказ, через киви-кошелек осуществляется оплата. Через те же коммуникации покупателю сообщается адрес «закладки», и все. Ни продавец, ни покупатель друг друга не знают и не видят. Отследить эти схемы довольно сложно. В качестве курьеров для закладок выбирают подростков, которые уже сами зависимые и нуждаются в деньгах на новую дозу.

Оповещают аудиторию как раз через вот такие надписи на стенах и заборах, в которых, как правило, содержатся название сайта и контакты, будь то номер мобильного телефона, iCQ и прочие мессенджеры. Вот лишь малый список «художества», который следует немедленно удалять: BigKittylabs, «ЛучшиеСК», «MARONI шоколад», «Соль, мед-, фен-бошки» и т.д. (ред.) Мимо них спокойно ходят взрослые, не обращая на них внимания. Информационная система простая, эффективная и для постороннего внимания незаметная.

— Как работает сам механизм покупки... — говорит Ольга Агапова. — По данным, опубликованным в Сети, номера указанных телефонов, которые отображены в «настенной рекламе», все время выключены. Возможно, есть какие-то пароли или хитрости, позволяющие зависимым людям связываться с продавцами. Сейчас для продажи номера телефонов фактически не используются, потому как по ним легко вычислить продавца. Это старый метод. Сейчас все сложнее — есть социальные сети, есть закодированные месседжеры — например, Telegram. Кстати, собственник и создатель этого месседжера — Павел Дуров. Он же — создатель социальной сети «Вконтакте», которая известна большим количеством запрещенной информации — от порнографии до профилей, продающих наркотики. Так что сейчас УБН-щикам выполнять свою работу в разы сложнее, чем было несколько лет назад. Так как основной метод продажи — именно бесконтактный.

Что есть наивысшее зло

Естественный вопрос, который мы не могли не задать собеседнице: а есть ли принципиальное отличие между синтетическими наркотиками и товаром биологического происхождения? Понятно, что оба варианта не приведут ни к чему хорошему, но, может быть, можно сказать, что именно является «злом побольше»... И почему?

— Если выбирать из двух зол, — отвечает она, — то синтетические наркотики («синтетика», «легалка») — это наивысшее зло. Они дешевые. Их токсичность в десятки раз сильнее всех вместе взятых «природных» наркотиков. При употреблении тех же «солей» в первую очередь страдают клетки головного мозга. Отсюда и различные психические и психологические расстройства — бессонница, галлюцинации, фобии, агрессия, панические состояния, повышенная тревожность и дикая потребность в новой дозе. Употребляющие «синтетику» быстро деградируют, теряют память, потому как обмен веществ в головном мозге нарушен. Иногда второй диагноз — психиатрический — остается уже на всю жизнь. Параноидальное поведение, попытки спрятаться, мания преследования, тяжелая депрессия вплоть до суицида развиваются быстро, в течение двух-трех месяцев регулярного употребления.

— «Спайс» — это по-прежнему приоритетно клубный наркотик или он получил популярность уже и на улице?

— Традиционно к «клубным» наркотикам относят кокаин, ЛСД и прочие. Они дорогие и элитные. «Синтетика» всегда была дешевой. «Спайс» — это вообще торговое название первых курительных смесей, которые были обработаны раствором синтетического наркотика JWH. Именно с них и пошла волна «легалки». Сейчас «уличных» названий много — «легалка», «спайс», «скорость», «спид» и прочее. Это все химические соединения высочайшей токсичности.

— Вы сказали, что в последний месяц число надписей, с которых мы начали, многократно увеличилось… Говорит ли это о том, что на казахстанский рынок поступила огромная партия наркотиков, которую сейчас пытаются оперативно сбыть?

— Скорее всего, это так и есть. Но помимо этого мы вообще наблюдаем активизацию нового канала «оповещения» потенциальных потребителей. Если раньше подобные надписи носили эпизодический характер, все отличались друг от друга и, как правило, содержали либо номер телефона, либо адрес интернет-сайта, то здесь мы видим хорошую организацию, «фирменный стиль» и смену канала продажи. Поскольку УБН оперативно блокирует «продающие» сайты, продавцам нужны новые каналы коммуникации. Так что речь, может быть, и не о больших партиях, которые «вдруг» зашли на рынок, а о том, что в интернет-пространстве их блокируют и они уходят в анонимные и неподконтрольные мессенджеры.

— Откуда к нам поступает «синтетика», это казахстанский продукт или импорт из?..

— К счастью, «собственного производства» у нас нет. Все, что попадает на рынок, — чаще всего продукт китайского происхождения.

— Кто занимается рекламой (непосредственно нанесением надписей) — наркозависимые или специально обученные люди? Ведь в большинстве своем они это делают технично, я бы сказал, профессионально. Граффити появляются в тех местах, которые не попадают в обзор камер наблюдения. Какое наказание грозит человеку, если его поймают: это мелкое хулиганство или все-таки есть привязка к наркоканалу, которая позволяет инкриминировать более тяжелую статью?

— Вопрос по поводу ответственности лучше переадресовать в управление по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. По нашей информации, нанимают подростков, которые остро нуждаются в деньгах на новую дозу. И для нанесения надписей, и для последующих «закладок».

Теперь все дело в формуле

— В социальных сетях критикуют УБН… Известно ли вам что-то об их деятельности, действительно ли они бездействуют или это травля так называемых веб-троллей?

— Вся критика — это результат того, что мы, простые обыватели, не до конца понимаем всю проблему, ее сложность, и отсюда и зарождается обманчивое мнение о «бездействии». Синтетические наркотики, развитие онлайн-технологий, бесконтактный метод продажи, повторюсь, — это головная боль для УБН, и не только нашего. Даже само определение наркотических веществ — это не самая простая процедура. Раньше, до «синтетики», когда мы сталкивались только с «натуральными» наркотическими веществами, все было гораздо проще. Есть химическая формула, она описана и по закону запрещена. У этих наркотиков химическая формула всегда одна и та же. А у «синтетики» поменять химическую формулу очень просто, что и делают постоянно лаборатории, которые их выпускают. Представляете, насколько сложно отслеживать, если в месяц на рынок может поступать до 20 новых химических соединений?

Абсурдность ситуации в том, что специалист знает, что это наркотическое средство, но такого вещества с такой формулой в списке запрещенных нет! И, чтобы доказать, что это наркотик, необходимо провести лабораторный анализ и клинические испытания. Только тогда можно привлекать к уголовной ответственности за распространение, а само вещество включать в список наркотических. Пока эта процедура проходит, на рынке появляются новые формулы. Именно поэтому сейчас на согласовании находится новый закон, который упростит эту процедуру, но оставит отнесение к списку запрещенных в правовом поле. Именно это самый важный вопрос. Ну а критиковать — это самое простое, что можно сделать. Ведь проще сидеть на диване и гневно поливать всех за бездействие и плохую работу, чем взять в руки баллончик краски и пойти закрасить надпись на стене собственного дома.

— Можно пару слов о новом законе, который должен блокировать новые виды синтетических веществ? Его основные отличия от действующего, если они есть? И приблизительный срок его вступления в силу? Будет ли он эффективен в дальнейшем или вновь станет работать «в режиме отставания» от новой наркопродукции?

— Новый закон упростит процедуру отнесения к списку запрещенных веществ. Сейчас он находится на последних согласованиях и должен быть принят к осени. Хотя я, если честно, не отпускала бы на летние каникулы депутатов до его принятия. Первые синтетические наркотики были внесены в списки подконтрольных веществ в 2011 году. Тогда же было законодательно закреплено понятие «аналоги наркотических средств». Но со временем появились новые формулы, которые уже нельзя было отнести к аналогам имеющихся (например, «пироваллерон»). В Казахстане изменение и дополнение списков подконтрольных веществ утверждается законодательно. Это долгая процедура. Время с момента разработки и до принятия обычно занимает около года. А в вопросе противодействия распространению синтетических наркотиков скорость запрета играет самую важную роль, так как, по мнению специалистов, ежемесячно может появляться до 20 модификаций синтетических каннабиноидов. В новом законопроекте приняты нормы, позволяющие УБН более мобильно реагировать на изменения структуры наркомании в стране.

Во-первых, туда включили более 80 новых веществ, на основе которых сейчас создаются новые аналоги. Во-вторых, после принятия этого закона утверждение списков подконтрольных веществ будет отнесено к компетенции правительства и станет утверждаться его постановлением, что практически в четыре раза сократит время вынесения запрета. Это позволит сильно улучшить ситуацию в стране.

Перестать быть равнодушными

— Что общество может противопоставить этой напасти, какие есть эффективные методы борьбы с распространением наркотиков?

— Мы можем перестать быть равнодушными и перекладывать ответственность на государство. Надо перестать думать, что «проблема наркотиков где-то далеко и меня лично не коснется». Зависимость — это семейная проблема. Детей своих воспитываем мы, а не школа, государство и УБН. И создаем предрасположенность к употреблению мы сами. Мы путаем такие понятия, как любовь и вседозволенность. Мы истерично даем детям больше, чем им надо, нанося, таким образом, вред их становлению и развитию. А касательно эффективных методов борьбы, то одного какого-то, эффективного, нет. Это война по всем фронтам.

— Наркомания — это приговор или можно вылечиться от зависимости?

— По мировой статистике только 20 процентов зависимых не поддаются реабилитации. У остальных есть шансы на возврат к здоровой социальной жизни. У кого-то — после первого курса в реабилитационном центре, у кого-то — после срыва, со второго-третьего раза. Главное, не опускать руки и вовремя обращаться за помощью. Тем более что синтетические наркотики особого времени на раздумья не дают. И никто не обанкротится, если купит баллон краски и, обнаружив сомнительную надпись, уничтожит ее. Тем более, осознавая, что своим действием он спасает жизнь, причем не одного, а десятка и даже тысячи человек.





Партнеры