Почему не способна обеспечить себя мясом самая мясная страна в мире?

Казахстанцы всегда славились своей любовью к мясу, какова бы ни была его цена

19 апреля 2017 в 09:19, просмотров: 752

Комитет по статистике Министерства национальной экономики Казахстана не перестает нас радовать ежегодно.Вот и в этот раз он сообщил на днях благую весть о том, что производство мяса за 2016 год выросло у нас на 2,3 процента по сравнению с 2015 годом и составило 233 573 тонны.

Почему не способна обеспечить себя мясом самая мясная страна в мире?

То же самое и с молоком — 499 709 тонн (+10,2 процента), и с мукой — 4 033 508 тонн (+7,8), с хлебом — 749 732 тонны (+3,8) и с прочими крупами — произведено 64 667 тонн (+29 процентов).

Только вот непонятно, как реагировать на столь позитивную информацию. Уже начинать плясать или немного подождать? Если бы увеличение производства всего этого способствовало снижению цен на продукты, тогда — да, было бы весело. Но когда цена на продукты питания неизменно растет каждые полгода вне зависимости от того, увеличивается их выпуск или уменьшается, как-то грустновато получается.

А пояса-то затягиваются…

Можно сколько угодно рассказывать нам о бурлящих волнах индустриализации, о перспективах производства автомобилей и, может быть, даже самолетов, о нашем попадании в «пятидесятку», «тридцатку» или даже прямо в «десятку» самых-самых конкурентоспособных стран мира. Но когда в течение всего периода нашей славной независимости еда постоянно дорожает, а зарплата не растет, потому что ее рост съедает инфляция, массовых рукоплесканий от этого, понятное дело, ждать не стоит.

Потому как никакими благими вестями, доносящимися из телевизора и интернета, но не данными нам в ощущении, извините, утробу не наполнишь. А вот как сосет в желудке, не только реально ощущается, но и подтверждается официальными цифрами. И если им верить, то такими темпами мы скоро можем потерять репутацию одной из самых мясоедных стран мира.

Как мы уже сказали, производство мяса в Казахстане увеличивается. Всего за последние 10 лет оно выросло на 21,1 процента. Это привело к снижению импорта и к увеличению экспорта. Что, в общем-то, тоже должно радовать. Если в первом полугодии 2007 года в Казахстан завзли почти 95 тысяч тонн мяса, то в 2016 году — 55,4 тысячи тонн. В то же время, если в 2007 году объем экспорта составил 0,08 процента от всего производства мяса в республике, то в 2016-м — уже 1,34 процента.

Но вот потреблять мяса мы стали меньше. За 2007 год среднедушевое потребление этого продукта в стране составило 58,2 килограмма на человека. В 2016-м показатель снизился до 53,8 килограмма.

А по данным ОЭСР (Организации по экономическому сотрудничеству и развитию), по итогам 2015 года потребление мяса в Казахстане и вовсе составило 46,5 килограмма. Пока это больше, чем среднемировой показатель. Но тенденция-то ведь нехорошая.

А все почему? Да потому что мало радости от увеличения мясного производства. Гораздо больше огорчения от его постоянного удорожания. Вот и в этом году казахстанцы уже имеют «удовольствие» наблюдать новые ценники, прибавившие в среднем по 100-200 тенге, а в некоторых местах — даже по 500. А кое-где уже говорят и о дефиците мяса. В Алматы, к примеру, на многих рынках с прилавков исчезла баранина.

Мясной союз «нашел» причину

И, как всегда, каждому очередному повышению цен всегда найдется содержательное оправдание. Как сообщают СМИ, представители Мясного союза Казахстана (МСК) констатируют, что, согласно индексу цен на продовольственные товары комитета статистики РК за сентябрь прошлого года, стоимость мяса и мясопродуктов за год в среднем выросла на 7,3 процента. В том числе говядина подорожала на 6,2 процента, баранина — на три, а мясо птицы — аж на 16,1. И что подъем цен начался в июле.

Председатель МСК Максут Бактибаев поведал новостному порталу Tengrinews, что повышение цен на мясо было, мол, ожидаемым. Ну кто бы сомневался! Мы всю свою независимость живем в режиме перманентного ожидания повышения цен буквально на все. Не только на мясо. И гарантированно его получаем.

— Это называется отложенными эффектами девальвации, — сказал он. — После корректировки курса тенге все импортные товары подорожали на 40 процентов. Даже молоко, мясо птицы, яйца подорожали на 25 процентов. Тогда мясо не подорожало. Официальная инфляция по говядине составила три процента, по баранине — два, по конине — один процент, хотя общая инфляция составила 17 процентов. Это говорит о том, что цены на мясо, наоборот, относительно подешевели. Это было за счет того, что продавали тот скот, который был выращен, откормлен еще до девальвации. Сейчас той прибыли, которую фермеры получали раньше, им не хватает для того, чтобы свой бизнес обеспечивать. Поэтому они вынуждены поднять цены.

Ничего нового. Все те же набившие оскомину термины: инфляция, девальвация, корректировка курса тенге и т.д.

Фермеры, изначально в очередной раз поднявшие закупочные цены, кивают на подорожание кормов. Производители кормов кивают еще на кого-то, кто производит что-то необходимое для них. Те, кто производит то, что необходимо производителям кормов, кивают дальше. И так до бесконечности. А потребитель тем временем приходит на базар и видит цену 1500 тенге за килограмм, говоря продавцам, что еще перед Новым годом она была 1300 тенге.

По информации МСК, закупочные цены у фермеров сегодня поднялись максимум на 100-150 тенге и составляют 1000 — 1050 тенге за килограмм. Все остальное накидывают перекупщики, с которыми никто ничего поделать, мол, не может.

Для этого, говорят в МСК, надо логистику развивать и от мелкотоварности уходить. У нас же пока превалируют именно мелкие фермеры. А вот когда, дескать, будет больше крупных производителей мяса, тогда и дешевле оно будет.

И тут возникает справедливый, на наш взгляд, вопрос: а на кой черт нужно было ликвидировать колхозы и совхозы? Ведь они и были теми самыми крупными производителями мяса и всего остального, необходимого для наших желудков. Теперь вот жалуемся на перекупщиков и думаем, как укрупнять хозяйства, чтобы искоренить их (перекупщиков) как класс. По сути, вновь говорим о необходимости создания колхозов. Только признаться в этом не хотим, поскольку понятие это советское.

Стоит ли ожидать дальнейшего повышения цен? Конечно, стоит. Это уж к бабке не ходи. И тому уже тоже есть оправдание. Как сказал глава МСК, для того чтобы цена мяса зафиксировалась и была стабильной, нужно, во-первых, наращивать промышленные производства, во-вторых, наращивать торговые сети, делать рынок цивилизованным.

— Пока цена на мясо достигла своего равновесия, если, конечно, не будет никаких других факторов, влияющих на ценообразование, — сказал он в интервью указанному выше новостному порталу. — Если откроется экспорт в Китай, то теоретически мясо подорожает. Но мы сейчас говорим о том, чтобы установили квоты на экспорт мяса. То есть, чтобы мясо определенного качества и определенного объема экспортировалось без ущерба для внутреннего рынка.

Опять 25. С наращиванием промышленного производства вроде как разобрались, что надо делать. А по поводу наращивания торговых сетей, уж извините. Чего-чего, а их у нас в стране, как грибов после дождя. Мы ведь в последние годы только и занимаемся тем, что торговые сети наращиваем. Гипермаркеты да базарные комплексы возводим. Некоторые — даже на местах остановленных заводов. Прямо в бывших производственных помещениях.

Импортной заразы нам только и не хватало…

Тут еще одна напасть приключилась. Как сообщают СМИ, в поселке Аккум Отырарского района Южно-Казахстанской области в середине декабря зафиксировали вспышку опасного заболевания — лейшманиоза. Местные жители говорят, что это язва, и утверждают, что инфицированные есть в каждой семье. Якобы в числе пораженных смертоносной инфекцией оказался даже аким поселка. Он-то, мол, и распорядился выяснить причину появления инфекции и составить карту ее распространения.

Согласно имеющейся информации, лейшманиоз выявлен уже в нескольких районах области. При этом лекарства от некогда побежденной и поэтому забытой болезни нет. И якобы диагноз подтвержден уже у пятерых сельчан.

Местные власти нанесли на карту все очаги смертельной инфекции и выясняют, почему тропическая болезнь разыгралась, по сути, зимой. Врачи и инфекционисты спешно ищут эффективные способы лечения уже давно забытого заболевания. Пока в их арсенале только специальная мазь. И курс лечения ею растягивается минимум на полгода.

Портал, опубликовавший информацию, связывает это с открытием в Казахстане суперсекретной биологической лаборатории США. Не знаем, насколько все это правда. Как говорится, за что купили, за то и продали. Но если оно так на самом деле, то, во-первых, это большая беда. А во-вторых, как пить дать, жди очередного повышения стоимости мяса.

Тем временем специалисты утверждают, что для недавнего подорожания цен на мясо в Алматы не было никаких экономических предпосылок, кроме разве что активно распространяемого слуха об экспорте мяса в Китай. Якобы цена поднялась исключительно на слухах. А в управлении предпринимательства Алматинской области утверждают, что ежедневно контролируют ситуацию. А что толку? Цена-то ведь растет даже под неусыпным контролем.

А вот в Актюбинской области в целях стабилизации цен на мясную продукцию управление сельского хозяйства разработало план, согласно которому крупные поставщики мяса ежедневно поставляют на рынки по пять туш говядины. Но это тоже мало помогает. Акимат Астаны, чтобы максимально стабилизировать цены на социально-значимые продукты, работает со всеми рынками. Выявляют нарушителей и направляют дела в антимонопольный комитет.

И что? А ничего. Цена все равно растет. Где больше, где меньше.

А тут еще шашлычный период не за горами. Думается, когда он наступит, потребление мяса вырастет. Значит, тоже стоит ждать подорожания. Вырастут цены, уменьшится потребление. Кормить скотину станет невыгодно. Будут забивать. Уменьшится производство — опять вырастут цены. И так по кругу до бесконечности. Нам ведь всегда что-то мешает. Как плохому танцору.

Говорят, что у Казахстана огромный сельскохозяйственный потенциал. Причем говорят об этом уже давно. И что при хозяйском подходе к нему мы могли бы полностью обеспечить едой не только себя, но и, как минимум, всю Азию, а то еще и Африку.

Только верно было бы начать с себя. А то ведь у нас как выходит? Раньше было дорого, потому что мясо было импортное. Сегодня дорого, потому что сами экспортируем. А золотой середины никак не найти. Как-то неправильно получается.

Помнится, в советское время ходил такой анекдот: «Почему в магазинах нет мяса? Потому что мы движемся к светлому будущему семимильными шагами, и скотина за нами не поспевает». В нашем случае к светлому будущему стремительно движутся цены. А не поспевает за ними потребитель.



Партнеры