В Казахстане профилактику религиозного экстремизма проводят не с теми, с кем надо

6 апреля 2017 в 14:19, просмотров: 759

После событий прошлого года в Актобе и Алматы Казахстан пересмотрел свою политику обеспечения безопасности. На государственном уровне, наконец, признали угрозу религиозного экстремизма и даже разработали “усиленную” госпрограмму по противодействию религиозному экстремизму и терроризму в Республике Казахстан до 2020 года. Но пока, как признают в КНБ, процесс радикализации верующих продолжается. Сказать, что в Казахстане совсем ничего не делалось до лета прошлого года, никак не противодействовали экстремистской идеологии, было бы в корне неверно. В стране давно имеются программы противодействия религиозному экстремизму. Но то ли спецслужбы не проявляли особой рьяности, то ли действительно не осознавали масштаб разрастающейся заразы, но проморгали огромную группировку “идеологически подкованных” боевиков в Актобе.

По сути, отечественные спецслужбы до прошлого года недооценивали степень влияния радикальных идей на казахстанцев. Хотя теракты уже были и в 2011 году в Астане (непроизвольный, или, лучше сказать, досрочный подрыв автомобиля около СИЗО), неоднократные теракты в тех же Актобе, Атырау, Таразе в 2011-2012 годах. После тех событий в стране поднялась активная волна борьбы с короткоштанишечниками (как их тогда называли), начала проводиться “ревизия мечетей” на предмет их подконтрольности ДУМК и “качества” проповедей. 

Но тогда же и стало ясно: одной религиозно-разъяснительной работой ситуацию не поправить. Успех проповедников радикальных исламистских течений объясняется просто: зерно падает в плодородную почву. Туда, где социальные проблемы населения зашкаливают за пределы разумного.

В Актюбинской области, которую считали едва ли не самой густонаселенной салафитами, проблема трудоустройства молодежи (особенно сельской) до сих пор не снята с повестки дня. Но именно там, в Актобе, наблюдатели от спецслужб констатировали, что едва ли не 90 процентов юных умов на селе вынуждены бездельничать. И им-то легко внушить любые идеи “божьих замыслов и умыслов”. И такая ситуация характерна не только для Актобе, но и для всех регионов страны.

По словам заместителя председателя КНБ РК Нургали Билисбекова, в прошлом году была усилена профилактика религиозного экстремизма в учреждениях образования, через интернет-порталы, в том числе через е-ислам, ведется разъяснительная работа по вопросам религии, действует религиозный центр “Акниет”, который ведет работу с осужденными радикалами. “В 2016 году адресной профилактикой охвачено 32,1 процента последователей нетрадиционных религиозных течений. Всего за все годы реализации госпрограммы - 90,7 процента, - сказал Билисбеков. - В результате целенаправленной работы склонены к лояльному отношению к ценностям казахстанского общества 70 лидеров и активистов салафитских общин”.

Но, несмотря на внушительные цифры, результативность контрпропагандистской работы остается невысокой. Как сообщил зампред КНБ, “продолжается процесс радикализации верующих страны”. По его мнению, причина в недостатке системности и последовательности работы информационно-разъяснительных групп, работающих по разубеждению приверженцев нетрадиционных и радикальных идей. Впрочем, есть еще одна причина. “Основной контингент охваченной контрпропагандой молодежи - это студенты и школьники, доля охвата молодежи иных категорий - неработающей и маргинальной части, составляет всего около 10 процентов”, - сообщил Билисбеков. То есть те, кто сегодня уже подвержен радикальным идеям, просто недополучают “идеологического внимания” со стороны государства.

“Конечной целью должно быть устранение социальной базы для распространения экстремистской идеологии. Прежде всего, это приверженцы салафизма, которые все еще остаются основой для формирования новых радикальных групп”, - заявил он. Согласитесь, что сложно это сделать, если разубеждать “не поддаваться влиянию”, не охватывая тех, кто уже поддался.

А именно они сегодня - потенциальный объект манипулирования авторов и заказчиков терактов. Наверняка и исполнитель теракта в метро Санкт-Петербурга - уроженец Киргизии с российским гражданством Акбаржон Джалилов - тоже не сам пришел к мысли совершить теракт. Ее в него вложили, культивировали и довели до трагического финала.

Прошлогодние события в Казахстане показали, что сторонники радикализма уже готовы к активным действиям. КНБ сообщил о том, что в прошлом году в стране предотвращено на этапе подготовки 12 терактов “и иных насильственных экстремистских акций”. Если вспомнить контртеррористические операции спецслужб (например, в Карагандинской области), то станет ясным, что от идеологии сторонники радикализма начинают плавный переход к военным действиям. Период розовых очков закончился.





Партнеры