Ташкент продолжает поиски особого пути

Что угрожает режиму Ислама Каримова?

25 февраля 2015 в 09:59, просмотров: 3381

 Узбекистан - страна контрастов. Именно так можно коротко охарактеризовать это государство словами из известного фильма.

Ташкент продолжает поиски особого пути

Отдельно взятая безопасность

Самая большая по населению центральноазиатская страна известна тем, что в ней очень низкооплачиваемый труд крестьян на хлопковых плантациях и многочисленные гастарбайтеры вынуждены работать за тысячи километров от родных дувалов. Однако здесь же есть и олигархи, среди которых наиболее известна старшая дочь президента Ислама Каримова — Гульнара, сперва ставшая «витриной» обновленного Узбекистана, а позже — детонатором скандала в президентской семье.

Обсуждение внешней и внутренней политики Узбекистана состоялось на днях на очередном заседании дискуссионного клуба Ярослава Разумова.

Узбекистан, безусловно, занимает особое место среди стран региона. А потому внимание к нему со стороны крупнейших геополитических игроков тоже особое.

Сегодня эта страна демонстративно дистанцируется от интеграционных процессов, происходящих на постсоветском пространстве и, в частности, от альянса, основанного на Договоре о коллективной безопасности, что в нынешних геополитических условиях может быть небезопасным. Хотя, как говорится, хозяин — барин.

Формально из организации Ташкент не вышел, а лишь приостановил свое членство. При этом, правда, не известно, на какой срок и до какого повода.

Чем это вызвано — вопрос спорный. В узбекском МИДе объясняют это решение тем, что не согласны с политикой ОДКБ по ряду вопросов. А в экспертной среде другая версия: это может означать попытки властей Узбекистана сблизиться с США, которые не прочь разместить на территории страны свою военную базу, а также желанием Ислама Каримова заполучить американское оружие и военную технику, выводимую из Афганистана.

Напомним, что Договор о коллективной безопасности был заключен в начале 1990-х годов. В соответствии с ним любой стране-участнице гарантируется защита союзников — «в случае агрессии со стороны какого-либо государства или группы государств». Подобное нападение, как следует из договора (аналогичное положение прописано в уставе НАТО), будет расцениваться как агрессия против всех стран-участниц.

Договор подписали Армения, Казахстан, Кыргызстан, Россия, Таджикистан и Узбекистан. Позднее к нему присоединились Белоруссия, Азербайджан и Грузия. Впрочем, уже в конце 1990-х годов Грузия с Азербайджаном, а также Узбекистан от продления договора отказались и вместе с Украиной и Молдавией образовали другую организацию — ГУАМ.

Однако после того, как в 2005 году грянули андижанские события, в результате которых, по официальным данным, погибло около 200 человек, Ташкент решил вернуться к прежним союзникам. Запад тогда раскритиковал действия узбекских властей, обвинив их в непропорциональном применении силы.

Со стороны ЕС и США в отношении республики даже были введены санкции. Узбекистан же в ответ «выгнал» со своей территории американскую военную базу, размещавшуюся в Ханабаде, и вновь крепко задружил с Москвой.

На фоне ссоры с Западом это выглядело естественным. В Кремле не стали возражать против версии Ташкента о «ликвидации террористов» в Андижане. А бывший тогда министром обороны РФ Сергей Иванов даже подчеркнул, что у России с Западом «оценки подоплеки этих трагических событий диаметрально противоположные».

Правда, особой активности в рядах организации Узбекистан так и не проявил: пропускал совместные военные учения, отказался участвовать в формировании КСОР (Коллективных сил оперативного реагирования), и, если принимал участие во встречах глав государств и министров обороны стран ОДКБ, то не подписывал никаких документов.

То есть де-факто не участвовал в деятельности. И вскоре вновь оформил это де-юре.

Маневры в политике и на полигоне

Впрочем, Ташкент вел себя так не в одном ОДКБ. Являясь членом Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), он не только проигнорировал проводимые в ее рамках военные учения в Таджикистане, но и отказался пропустить через свою территорию казахстанскую военную технику, отправленную на маневры. И нашим пришлось для этого воспользоваться альтернативным маршрутом через Кыргызстан.

Некоторые эксперты полагают, что демарш Каримова был вызван намерением ОДКБ ограничить размещение чужих военных объектов. Ведь в соответствии с договором, участнику блока, желающему разместить у себя иностранную военную базу (принадлежащую государству, которое не является членом ОДКБ), необходимо получить официальное согласие со стороны всех членов своего блока.

А Узбекистан имеет на своей территории базу германских ВВС, используемую для поддержки операций международных сил в Афганистане. Кроме того, не следует забывать, что после того как американская военная база была выселена из кыргызского Манаса, янки, чтобы не терять возможности влиять на Центральную Азию, выразили огромное желание вернуться в узбекский Ханабад, который им пришлось покинуть после дипломатического конфликта из-за андижанских событий.

Впоследствии в прессе циркулировали слухи, что на эту тему ведутся переговоры. Очередная волна домыслов прошла после посещения Ташкента представителями Госдепа США.

Между тем «мировой гегемон» сегодня оказался не так крут, как прежде. Ему явно не хватает сил одновременно контролировать и влиять на процессы на Ближнем Востоке, в Восточной Европе, а также в Азиатско-Тихоокеанском регионе, где все весомее о себе заявляет Китай и куда в связи с этим перебрасываются значительные Военно-морские силы США.

На этом фоне существенно активизируются созданные известно на чьи деньги международные радикально-исламистские террористические организации, среди которых далеко не последнее место занимают «Хизб-ут-Тахрир» и Исламское движение Узбекистана (ИДУ).

Возможно, поэтому сегодня внешняя политика Ташкента выглядит не совсем последовательной. По-прежнему отвергая интеграцию, Ислам Каримов, тем не менее, стал чаще встречаться с постсоветскими лидерами, а недавно и вовсе пригласил к себе президента России, который сделал остановку в Аксарое по пути в Индию, куда летал с официальным визитом.

Кандидат философских наук Рустам Бурнашев, приглашенный в дискуссионный клуб в качестве спикера, поведение Ташкента объясняет по-своему. По его мнению, то, что происходит на постсоветском пространстве, не является интеграцией. А потому, мол, Ташкент в эти игры не играет.

В настоящее время Узбекистан вошел в завершающую фазу очередной предвыборной кампании. Парламентские выборы уже прошли, и теперь предстоят президентские, на которые в очередной раз выдвинул свою кандидатуру действующий глава государства 77-летний Ислам Каримов, и которые, разумеется, имеют гораздо большее значение, чем парламентские.

Тем интереснее и громче слухи. В частности, известен недавний информационный вброс о серьезной болезни нынешнего узбекского президента, после которого многие аналитики задались вопросом: как это может повлиять на развитие событий, как дальше будет складываться политический процесс в Узбекистане, если это подтвердится, и как он будет отражаться на соседях? В том числе, и на нас.

Так есть угроза или ее нет?

То, что Ислам Каримов в очередной раз одержит победу, думается, сомнений у большинства не вызывает. Единственная сторона, откуда стоит ожидать опасности, — это Коканд и Маргелан, где, согласно сообщениям многих СМИ, антипрезидентские настроения, основанные и подогреваемые радикальным исламом, весьма сильны.

По мнению некоторых экспертов, предстоящие президентские выборы вполне могут стать детонатором для радикально-экстремистского путча, в котором не последнее участие будут принимать такие организации, как «Хизб-ут-Тахрир» и ИДУ, членов которых на территории Узбекистана уже немало.

Однако, по мнению Рустама Бурнашева, подобные опасности этой стране не угрожают. Более того, он выразил уверенность в том, что такой организации, как ИДУ, на территории Узбекистана вообще нет.

— Я очень скептически отношусь к тому, что существует угроза с юга, — сказал он. — Развитие конфликта в Афганистане показывает, что этот конфликт за границы Афганистана не выходит. Есть выходящие оттуда последствия — наркотрафик. Но силовое воздействие на Узбекистан нереально. Потому что в Афганистане на данный момент нет сил, которые ставили бы своей задачей выход за пределы страны куда-то в северном направлении.

Не подвергая сомнениям компетенцию господина Бурнашева, мы все же посчитали полезным обратиться к другим авторитетным международным экспертам.

Кыргызский политолог Марс Сариев высказал такое мнение:

— ИДУ, хоть и базируется в основной своей массе на территории Афганистана, но имеет весьма разветвленную сеть своих приверженцев в Узбекистане, которых регулярно выявляют и задерживают спецслужбы, и которые вполне могут заявить о себе в любой момент. Кроме того, ИДУ уже фактически присоединилось к организации «Исламское государство» (ИГ). В узбекских правоохранительных органах не раз отмечали, что местные радикалы принимали непосредственное участие в террористических актах на стороне боевиков, в частности, в Ферганской долине.

Политолог напомнил, что, по данным спецслужб, главной целью движения было провозглашено создание исламского государства на территории сначала Ферганской долины, а затем — по всей Центральной Азии, включая Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Узбекистан и той части территории Китая, где проживают уйгуры.

Известный российский востоковед Евгений Сатановский в интервью одному из изданий и вовсе назвал Узбекистан территорией атаки, отметив чрезвычайно высокую опасность в стране и социального, и какого угодно взрыва. Исламистов, по мнению эксперта, в стране более чем достаточно. В предыдущий взрыв в Ферганской долине Исламу Каримову удалось немалой ценой и большой кровью победить боевиков. Но с тех пор прошло много лет, ситуация значительно усугубилась. И возможный удар по Узбекистану будет учитывать то, что вопрос преемственности власти в этой стране абсолютно не решался, не решается и решаться не будет. В этом плане ситуация выбрана чрезвычайно точно по времени.

Таким образом, если Узбекистан не сможет противостоять экспорту нестабильности из Афганистана, вполне можно ожидать всплеска исламистских и антиправительственных угроз. В остальном же режиму Ислама Каримова, если не учитывать состояние его здоровья и преклонный возраст, ничего не угрожает. 



Партнеры