Что год текущий нам готовит?

Прогнозы пока только негативные

4 февраля 2015 в 11:48, просмотров: 1261

2015 год начался весьма непросто для мировой экономики. И, судя по всему, нестабильность может сохраниться на протяжении всего года. Вопрос лишь в том, как страны будут бороться с подступающей рецессией, дефляцией или гиперинфляцией. 

Что год текущий нам готовит?

Три тощих года?

Противостояние России и Запада, усугубившее внутренние разногласия среди развитых стран, вылилось в итоге в масштабную экономическую войну. Причем речь идет уже не о традиционном оппонировании России и США (традиционном, если принять во внимание противоборство СССР с Америкой), а о попытках государств, которые еще пару десятков лет назад считались эдакими экономическими вассалами Белого дома, «поднять голову» и доминировать на мировом энергетическом рынке.

В первую очередь, речь идет о стоимости нефти и причинах, которые, кроме экономического кризиса, стали катализаторами изменения динамики цен на углеводородное сырье. Ключевыми стали котировки нефти, которые упали на фоне попыток государств Ближнего Востока сохранить доминирующее положение на этом рынке в противовес росту добычи сланцевой нефти в США. Стоимость барреля рухнула до самых низких с кризиса 2008 года показателей.

Но вот что интересно. Если в кризисные 2008-2009 годы низкий баррель смог стать катализатором небольшого, но роста экономик, то теперь, видимо, на это рассчитывать не приходится.

Эксперты прогнозируют, что мир вошел в трехлетку серьезных экономических потрясений, вырваться из которых не удастся никому. По мнению ряда экономистов, в текущем году мир впадет в глобальную рецессию. В первую очередь, ожидается снижение уровня развития еврозоны.

Надо отметить, что европейские санкции против России продолжают играть против собственно Европы. Потери от ответных российских запретов составили, по предварительным подсчетам, около 40 миллиардов евро. И это на фоне продолжающегося ухудшения экономической ситуации в еврозоне.

На протяжении нескольких последних месяцев евро демонстрировал падение по отношению к доллару. Уже в конце января курс евровалюты обновил 10-летний минимум, опустившись ниже отметки в 1,18 доллара. Евро слабеет и в отношении японской иены. При этом стоит отметить, что японская валюта в последние годы сама взяла курс на ослабление — таково одно из главных условий восстановления японской экономики согласно «трем стрелам» премьер-министра этой стран Синдзо Абэ. Но, как и в Японии, так и в еврозоне, особого результата от ослабления национальных валют не видно. В декабре в странах валютного блока началась дефляция.

Европейский Центробанк оставил базовые ставки по кредитам почти на нулевой отметке (0,05 процента годовых), но принял дополнительные меры по стимулированию экономики еврозоны. 22 января европейский регулятор под руководством Марио Драги запустил программу выкупа бондов стран еврозоны у банков, количественное смягчение на триллион евро с лишним.

По мнению Драги, банки получат достаточно денег, чтобы кредитовать бизнес и частных лиц. Получив финансирование, компании смогут расширяться, безработица пойдет вниз, потребительский спрос — вверх, а за ним и инфляция вернется к здоровому для экономики темпу в два процента годовых (вместо 0,2 процента, как сейчас).

Интересно другое — ЕЦБ не собирается скупать долги стран с негативным инвестиционным рейтингом. Таких как Греция и Кипр. Хотя именно эти страны больше всего нуждаются в помощи. По заявлению Марио Драги, выкуп ценных бумаг стран, получающих помощь от ЕС и МВФ, возможен при «дополнительных условиях». Но каковы эти условия — пока не известно.

Зато в ответ на подобные действия Греция проголосовала весьма предсказуемо — на выборах победил Алексис Ципрас, главным лозунгом которого стала самостоятельность Греции. По его мнению и мнению его сторонников, прошлое правительство загнало Афины в угол постоянными кредитами ЕС и фактически поставило экономику страны «на колени».

Поэтому первым заявлением нового правительства стал отказ от очередного транша финансовой помощи. Новое соглашение, которое Греция планирует заключить с кредиторами, “ликвидирует старую кредитную программу и сделает экономику страны устойчивой”, заявил министр финансов Янис Варуфакис. Но работать с тройкой кредиторов Греция уже отказалась.

Сегодня рост ВВП наблюдается лишь в Германии — самой сильной экономике Европы. Более того, власти Германии недавно скорректировали свой прогноз роста ВВП в текущем году на 0,2 — до 1,5 процента. И это при том, что рост ВВП еврозоны в 2015 году в целом оценивается не выше 1,2 процента. А мировой рост ВВП, по расчетам МВФ, не превысит 3,5 процента.

Евразийский экономический союз — связанные одной цепью

Ситуация в странах — участницах ЕАЭС и только собирающихся начать процесс возможного вступления в союз напрямую зависит от экономических катаклизмов в России.

Антикризисный план Кремля, подразу-мевающий секвестр бюджета на 10 процентов и рост расходов на структурные изменения в экономике, будет стоить, по разным расчетам, от 1,3 до 4,5 триллиона рублей. Но это не позволит-таки избежать спада ВВП. По прогнозам российских властей, он может достичь трех процентов, что, кстати, совпало с расчетами экспертов МВФ. А вот Всемирный банк (ВБ) в середине января озвучил более оптимистичный прогноз по динамике ВВП России на 2015 год — спад на 2,9 процента. Зато Европейский банк реконструкции и развития ухудшил прогноз снижения ВВП России сразу до 4,8 процента.

Вслед за Россией вниз тянутся и экономики других игроков ЕАЭС.

Самый большой удар испытывает на себе Беларусь. Минск также разработал специальную антикризисную программу, но параллельно с ней разработал и комплекс мер по предупреждению последствий влияния и спада в России. Впрочем, это не исключает также существенного спада экономики: прогнозы по падению роста ВВП Беларуси достигают 1,5 процента.

Накопленные дисбалансы в экономике уже привели к снижению уровня золотовалютных резервов страны и резкому ослаблению белорусского рубля почти на 40 процентов.

Одновременно с удержанием экономики власти Минска должны бороться с чрезмерно высокой инфляцией — по некоторым прогнозам, она может превысить в этом году 30 процентов.

Минск так же, как и Москва предусматривает сокращение бюджетных расходов на пять процентов, а также проведение приватизации госсобственности (впрочем, незначительной). Покрытие дефицита бюджета планируется путем привлечения около 700 миллионов долларов за счет размещения гособлигаций на внешних и внутренних рынках.

Главная проблема, которая стоит перед белорусским правительством в 2015 году, — обеспечить выплату по внешним займам почти в четыре миллиарда долларов. Не исключено, что часть этих средств будет изыскиваться за счет продолжения девальвации внутренней валюты, а часть — рефинансировать или брать новые займы для покрытия дефицита.

А вот Армения и Кыргызстан, который вступит в ЕАЭС уже в мае текущего года, в более чувствительной степени зависят от ситуации в РФ.

На фоне других стран экономика Армении показала себя неплохо: рост ВВП, по предварительным данным, составит 3,5 процента. При этом отмечается более чем 7-процентный рост в АПК и обрабатывающей промышленности. Однако снизились показатели в строительстве и торговле. Но в целом картина благоприятная. Даже инфляция сохранилась на уровне 4,6 процента.

Другой вопрос, что в прошлом году резко сократились валютные поступления из РФ, что негативно отразилось на платежном балансе страны и потребительской способности населения.

В текущем году ситуация повторится. С одной стороны, по еще худшему сценарию: кризис в России приведет к сокращению потоков денежных переводов, инвестиций и внешней торговли. С другой — возможности ЕАЭС могут простимулировать расширение объемов экспорта сельскохозяйственной продукции и продуктов агропереработки.

Однако эксперты не исключают роста дефицита бюджета Армении. И, если Ереван не предпримет превентивных антикризисных мер, этот дефицит может увеличиться уже вдвое к следующему году. Вполне возможно, что девальвация армянского драма продолжится и в текущем году при одновременном изменении налога на прибыль. В конце января правительство уже одобрило проект закона, согласно которому дополнительные налоговые стимулы будут предоставлены налогоплательщикам-резидентам, осуществляющим экспорт с территории Армении по экспортной программе, одобренной правительством страны. В частности, планируется понизить в десять раз (с нынешних 20 до двух процентов) налог на прибыль для хозяйствующих субъектов, занимающихся исключительно экспортом, и для хозяйствующих субъектов, экспортирующих товаров на сумму свыше 100 миллионов долларов, за исключением горнорудных предприятий.

Кыргызстану еще хуже. Внешние факторы привели к сокращению производства золота на «Кумкоре» (а это 40 процентов промышленности и около трети экспорта страны) и замедлению ВВП в целом с 10,9 процента в 2013 году до 3,6 процента. Влияние России сказалось, как и в Армении, на сокращении объемов трансфертов из-за рубежа: поступления из РФ превышают 90 процентов от всех переводов.

А это, в свою очередь, сказалось на ухудшении покупательской способности населения. Вдобавок более чем на 12 процентов ослабла национальная валюта.

И, судя по тенденциям начала 2015 года, Кыргызстан ждут ускорение инфляции и продолжение девальвации сома. Тем более, что как считают эксперты, в ближайшие пару лет стоимость золота вряд ли достигнет докризисного уровня и продолжит постепенное снижение.

Казахстанский ответ

Казахстанский антикризисный план «Нурлы жол» общей стоимостью выше 15 миллиардов долларов на три года (девять миллиардов только в виде целевых трансфертов из Нацфонда). В ближайшее время, по слухам, правительство придет в парламент с коррективами бюджета текущего года. И, судя по просачивающимся из кулуаров источникам, предусматривается серьезный секвестр бюджетных расходов.

Наша страна в большей степени зависит от стоимости сырья на мировых рынках, нежели от экономической ситуации в России. Однако девальвация рубля крайне негативно сказывается на отечественной промышленности: автопром уже бьет тревогу из-за потока дешевых автомобилей из России.

Что касается девальвации тенге, то плавное ослабление национальной валюты уже началось. Ранее Нацбанк неоднократно заявлял, что резких скачков курса не будет. Однако, насколько опустится тенге при «нерезкой» девальвации, сказать сложно: эксперты расходятся во мнении, называя то уровень в 250 тенге за доллар, то в 350.

В любом случае, возможность улучшения ситуации как в нашей стране, так и в мире можно будет предсказать к концу весны. Если сравнивать мировые экономические кризисы прошлых лет, сопровождавшиеся падением стоимости нефти, то проявлялась одна тенденция: в конце апреля — начале мая стоимость барреля начинала постепенный рост, вытаскивая за собой и экономики. Вполне возможно, что нынешний кризис не станет исключением. 



Партнеры